Преступления «Ревнивец без головы». Мужчина, убивший жену за измену, страдает от страшных болей. В тюрьме ему не могут помочь: преступник просит эвтаназию

1 724
Life

В тюрьме не знают, что делать с «ревнивцем без головы». Так в СМИ окрестили 26-летнего учителя математики Алексея Семелина, который в конце прошлого года открыл стрельбу в центре Москвы. Как выяснилось, молодой человек приревновал жену к другу, с которым она обедала в ресторане. Он напал на обоих с травматическим пистолетом и скрылся с места преступления. На следующий день Семелина арестовали. Во время задержания он поранил себя. Как сообщает «Московский Комсомолец»,  Семелину снесло половину черепной коробки и теперь он страдает от страшных болей в тюремной больнице.  

Трагедия произошла 30 декабря 2017 года в самом центре Москвы, на улице Никольской. Молодой ученый, подрабатывавший репетиторством и организацией научных конференций, ворвался в дорогой бар и открыл стрельбу из травматического пистолета. Когда Алексей пришел в себя, его первые слова были посвящены супруге, измена которой спровоцировала его на преступление.

— Это моя жена, я ее очень любил, а она мне изменила, — такими были его первые слова, когда он очнулся, прикованный наручниками к кровати в ПИТ (палате интенсивной терапии) «Матросской Тишины».

23-летняя жена Семелина скончалась в больнице — в нее он выстрелил шесть раз. Ее новый возлюбленный выжил. Как сообщается, пострадал по случайности еще один человек, находившийся рядом с парой. Алексей скрылся с места преступления, но на следующий же день был задержан при попытке бегства из города. Его ориентировки были разосланы всем сотрудникам полиции, и сотрудники ГИБДД узнали подозреваемого.

— В воскресенье в 5:40 на 40-м километре Новорижского шоссе полицейские остановили легковой автомобиль под управлением 26-летнего подозреваемого в причинении ранений 29-летнему мужчине и 23-летней девушке 30 декабря в ресторане на улице Никольской.

В тяжелом состоянии Семелина доставили сначала в гражданскую больницу, а потом перевели оттуда в психбольницу Бутырки, а потом в лечебницу «Матросской Тишины». Он долгое время не приходил в себя, а когда очнулся, начал бредить. По словам медиков, ему удалили большую часть мозга, из-за чего у бывшего ученого остались только простейшие рефлексы. Из-за этого его и окрестили ревнивцем без головы.

— Зрение почти потеряно, и он не может читать, — говорит представитель УФСИН по Москве Анна Каретникова. — Однако, несмотря на это, почему-то просил компьютер, который ему якобы дали в Сколкове. А вообще, изъясняется он с трудом. Единственное, что мы точно поняли, так это его слова: «Дайте мне оружие». Мы ему объяснили, что это невозможно.

Из-за сильных болей Семелин настаивает на эвтаназии, которая запрещена у нас в стране. Давать сильные обезболивающие препараты тюремные медики не имеют права — их не держат в СИЗО. Вернуть Алексея к нормальной  жизни могла бы высокотехнологичная операция, с которой местные врачи не справятся, а направление на нее в крупные НИИ получить не удастся.

— На такие операции в крупные НИИ и прочие федеральные учреждения мы иногда направляем заключенных, — говорит зам. директора ФСИН России Валерий Максименко. — Но при условии, что речь идет о спасении жизни, а не о восстановлении каких-то функций организма. Здесь, насколько мы поняли, угрозы как таковой нет. Но в любом случае окончательное решение примет медкомиссия.

Помочь за решеткой Семелину не удастся, а на воле он окажется нескоро. Ему грозит не меньше 15 лет тюрьмы, которые предстоит прожить без необходимой медицинской помощи. Он не в состоянии ухаживать за собой, а личные санитары заключенным опять-таки не положены. В их роли придется выступить сокамерникам, однако обязать их тоже никто не может.  Единственный выход — пенсия по инвалидности, с которой он сможет оплачивать услуги «сиделок».

— Наверняка ему оформят инвалидность, будет получать пенсию. С нее сможет покупать в тюремном ларьке сигареты и продукты и рассчитываться ими с заключенными-няньками.

Сейчас за решеткой находится около 20 тысяч инвалидов. Большинство из них отбывает срок за тяжкие или особо тяжкие преступления, так что суд не счел возможным заменить им реальный срок на условный. По прогнозам медиков, Алексея ждет принудительное лечение в закрытой больнице. Они опасаются, что на воле он может стать маньяком, потому что одержим двумя мыслями: о суициде и убийстве.