Из жизни «Говорила заученными фразами, как зомби». Женщина под влиянием мужа, который руководил сектой, заморила голодом своего ребенка

1 966
Фотобанк Pressfoto.ru

Мужчина, который не интересовался жизнью своего ребенка три года, пытался встретиться с ребенком, но не смог, потому что девочку спрятала бывшая супруга. Отец малышки вместе с детективами нашел грязную, лысую и худую дочь в заброшенном сарае. Оказалось, что бывшая жена оказалась под влиянием «духовного наставника».

Петербуржцы Игорь и Мария поженились несколько лет назад. Вскоре в семье родила Алена. Однако девочке еще не было года, как ее родители развелись. Мужчина редко навещал бывшую супругу и дочку. Женщина устроилась на работу, познакомилась с Антоном. В воспитании девочки помогали родители Марии, которые часто забирали ребенка на выходные и ездили вместе в отпуск.

— То, что я устрою свою личную жизнь, в их планы не входило, — сказала Мария «Комсомольской правде». — Мы познакомились с Антоном в спортклубе. Я туда ходила на занятия йогой. Наши интересы совпали. Он Аленку полностью принял. У нас есть сейчас большие разногласия по воспитанию ребенка с бабушкой и дедушкой. В детстве мои родители работали с утра до ночи и я была посвящена сама себе, росла на улице. Я смогла построить свою карьеру таким образом, что 1—2 дня в неделю только работаю, остальное время уделяла ребенку. Считаю, что в мои 33 года они меня излишне опекают, насильно вмешиваются в мою личную жизнь и хотят всем управлять.

В ноябре 2017 года Игорь захотел встретиться с дочерью, но Марии не понравилась эта идея. Тогда мужчина пошел в детский сад, где воспитатели заявили, что ребенок не ходит в садик с мая.

— Я приехал в квартиру к Маше. «Открой дверь!» — я стучал, звонил, думал, ребенок там. Только спустя 20 минут Маша появилась на пороге. Она всегда была красивой женщиной с пышными формами, а сейчас выглядела страшно истощенной! Я ее просто не узнал. Детских вещей в квартире не было, и я решил, что Аленка тут не живет, — рассказал «Комсомольской правде» Игорь.

По словам Марии, она не открывала дверь, потому что мужчина не появлялся три года и ребенок его не знает. Маленькая Алена может просто испугаться незнакомого мужчину.

— Она пояснила, что представитель, к которому она меня отсылала, — ее новый ухажер Антон, — сказал Игорь. — Почему о нашем ребенке я должен говорить не с ней, а с посторонним человеком??? И речь у нее была странная; я понял, что с ней творится что-то не то… Сейчас я виню себя, что пустил все на самотек и дал много свободы бывшей жене. Но деньги на содержание дочки я выплачивал.

Игорь заявил в полицию о пропаже дочери. Сотрудникам полиции Мария не ответила, где находится дочь. Полицейские ничем не смогли помочь Игорю, поэтому к поискам Алены были подключены частные детективы. По словам Игоря, новому ухажеру Марии принадлежит псевдоиндуистская секта. Ее муж представляется Андреем, Антоном Ивановым, Альбертом Уоцоуном, духовным учителем, юристом, медиком, психологом, философом, компьютерщиком, путешественником.

Поиски дочери привели к дому в поселке Оредеж Ленинградской области.

— Пока мы искали этот дом, пришли в местную полицию. Там нас повели к маме Антона, которая жила неподалеку, якобы девочка у нее. Но ребенка у нее не оказалось. Женщина, видимо, чтобы прикрыть сына, сказала, что Антон с Машей и девочкой уехали в Санкт-Петербург, — сказал Игорь.

Мужчине все-таки нашлось найти место, где жил или скрывался Антон. В строении, похожем на сарай, жили несколько собак, везде валялся мусор и доски. Однако и там Алены и нового мужа Марии не оказалось. Игорь предположил, что местные жители сказали Антону о поисках девочки, поэтому он уехал. Мужчина обратился за помощью к бывшей теще, чтобы та помогла найти дочь.

— Мы приехали к этому сараю утром на следующий день. На этот раз девочка и Маша находились внутри, — сказала Елена Анатольевна. — Меня поразило, что девочка была сильно похудевшая, налысо побрита, в грязной одежде, напуганная и все время просила есть. Когда мы пошли в местное отделение полиции, чтобы разобраться в ситуации, девчушка схватилась за меня и говорит: «Если мама скажет, чтобы я жила с ней, ты скажи: нет, пусть она живет со мной». Странно было такое слушать из уст ребенка. Я тогда сказала дочери: «Бедный ребенок, я ее заберу с собой, и точка. Что вы тут с ней делаете? Посмотрите, какая она худая и бледная! Мы сейчас же едем к врачу».

Родители Алены согласились отдать ребенка на воспитание бабушке и дедушке до решения суда. Заключение психолога, к которому бабушка отвела девочку, гласит, что «…маленькая Алена на момент семейного скандала находилась в состоянии посттравматического расстройства… Девочка сверхнапряженно охраняла свои телесные границы, также были подтверждены факты забирания у ребенка одежды мужской фигурой, которую ребенок воспринимает как враждебную. Ребенок был ограничен в питании…». По словам маленькой Алены, отчим раздевал ее и сам ходил голый. Мужчина целовал ребенка и снимал все это на видео.

В конце лета, когда Мария забрала ребенка, она приглашала родителей приезжать почаще. Однако уже в сентябре она была категорически против приездов. Женщина утверждала, что Алене хватает внимания матери и отчима и ей пока нельзя с родственниками.

— Говорила заученными фразами, как зомби, — рассказывает Елена Анатольевна, — и все время ссылалась на мнение Антона. А я даже не могу сказать, что он ее гражданский муж. По словам дочери, они просто «взаимодействуют». Сейчас он полностью контролирует ее поведение.

У бабушки девочка постоянно просила есть. Она часто таскала с кухни еду. По словам ребенка, мужчина не разрешал ее кормить и давать ей спать. 9 декабря Мария приехала за ребенком, но родители ей не позволили забрать девочку.

— Первую ночь дочь переночевала у нас, а на вторую мы ее отправили в гостиницу, потому что боялись, что она увезет внучку. Антон постоянно звонит ей, видимо, поставил ей задачу не возвращаться без девочки. Дочь называет этого проходимца «духовный наставник». И если я что-то пытаюсь возразить на это, она воспринимает в штыки. Маша верит, что она в ближайшее время соединится с высшим разумом, — сказала бабушка. —  Ясно одно. Маше отдавать Алену сейчас нельзя. Она сама как зомбированная, и ей требуется психологическая помощь. Мы не отпустим ребенка, надеюсь, что органы опеки и полиция будут на нашей стороне. Антон мне лично угрожал по телефону, чтобы я вернула ребенка и отказалась от объяснений, данных в полиции, что ребенок был голодный и в ужасном состоянии. Зачем вот ему чужой ребенок? Он звонил мне на телефон и моему мужу, не переставая. Мы уже не берем трубки.

Мария заявила, что родителям лишь бы накормить и одеть ребенка, а духовного начала они не видят. Родители якобы заранее обратились с отцом ребенка в полицию, чтобы забрать девочку. Они сообщили заведомо ложные показания о том, что Алену воспитывают в ненадлежащих условиях.

— Вызывала неоднократно полицию и органы опеки, чтобы забрать ребенка, но безуспешно. Они стали говорить, что я состою в секте. Это откровенная ложь, ни в какой секте я не состою. Они закрывали Аленку в комнате, не пускали к ней, на второй день выгнали меня из квартиры. Мне, однако, удалось недолго пообщаться с Аленой. Она сидела у меня на ручках, обнимала и говорила: «Мамочка, я тебя люблю, скучаю и хочу быть с тобой», — вспомнила Мария. — Просто они хотят забрать к себе ребенка на воспитание, так как не имеют другого смысла в жизни и пытаются восполнить упущенное в молодости, не осознавая, что ребенок не их. Они, вероятно, прочитали в Интернете основания для ограничения или лишения родительских прав, такие как алкоголизм, наркомания и сектантство. Я под первые два определения точно не подхожу, так как на протяжении длительного времени веду здоровый образ жизни; видимо, решили действовать исходя из того, что я якобы сектантка.

По словам Марии, с нового года родители перестали отвечать на звонки.

— Узнать об Аленке я могу лишь у своей тети, которая проживает с ними по соседству. Мы обратились в полицию, прокуратуру и суд по основаниям: незаконное удержание и похищение ребенка, ложные доносы, ложные показания свидетелей, защита чести и достоинства и деловой репутации, а также лишение родительских прав бывшего супруга и ограничение в общении бабушки и дедушки, — объяснила женщина.

По словам Антона, родители закармливали Алену и неправильно ее воспитывали.

— У нее уже «выпадает» живот, хотя в идеальном строении тела человека живот должен быть не выгнутый, а вогнутый. Это маленький ребенок, и такое просто недопустимо. Поначалу Алена была девочка очень капризная, но потом, когда она отошла от социального шума общества в большом городе и некоторое время пожила в деревенской тишине, она стала очень спокойная, — сказал Антон. — Я вижу, что за каждым ребенком стоят как темные, так и светлые силы. Я вижу: бабушке и дедушке этот ребенок нужен просто для забавы и развлечений, что само по себе есть темнота и невежество. У них жизнь — сплошная бессмыслица и скука. Они, когда только девочка родилась, говорили Марии, мол, отдай нам ребенка, а сама живи как хочешь, мы воспитаем.

— Есть люди, которые являются рабами своих желаний, есть те, кто с ними борется, — это торговцы желаниями, а есть те, кто их победил. Я бы хотел, чтобы люди увидели правду и истину. Наша задача — найти Бога в любых аспектах жизни. А родители Марии — рабы своих желаний, они не могут понять ничего. Они слепы. Слепцы, ведомые слепцами. Их главное желание — взять ситуацию под контроль и забрать ребенка.

По мнению юриста Сергея Латышевского, с момента начала поисков Алены полиция бездействовала.

— Я полагаю, здесь может иметь место сговор местных полицейских и Антона, ведь он когда-то работал в органах и сейчас им помогает: устанавливает видеокамеры, налаживает компьютеры. Да и честь мундира, возможно, они берегут, не вынося сор из избы. Мы сделали запрос в Следственный комитет, и оттуда прислали предписание местной полиции разобраться в этом деле. Также мы обратились к уполномоченному по правам ребенка и собираем доказательную базу, — сказал юрист, ведущий дело. — Надеемся, что эта история для ребенка закончится хорошо — и здесь очень важна поддержка всех компетентных органов. Здесь необходимо досконально разобраться в ситуации — ошибка может сломать судьбу маленькой девочки.