Из жизни «Он боялся машин, самолетов — всего, что двигается». Как живут дети террористов, погибших на Ближнем Востоке, после возвращения в Россию

1 350
RT

С лета 2017 года в Россию вернулось более 50 детей, которых увезли в Ирак и Сирию родители, попавшие под влияние ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация). Тогда телеканал RT снял репортаж о приюте в Багдаде. Журналистам удалось разыскать родных 11 малышей и вернуть их на родину. Постепенно они адаптируются к мирной жизни, но постоянно вспоминают ужасы войны и смерть родителей.

Первые из вернувшихся на родину детей уже успели обжиться: ходят в школу, общаются со сверстниками, играют. Но жизнь в страшных условиях войны не прошла бесследно. Они часто болеют, вспоминают разрывающиеся над головами снаряды и погибших родителей. Тетя одного из возвращенных детей Хатиджад Магомедова рассказала, что ее племянник поначалу боялся любого шума.

 — Али уже многое начал забывать, но какие-то воспоминания, например как они с мамой бегут под бомбами, периодически всплывают. Первое время, когда его только привезли, он боялся машин, самолетов — всего, что двигается. Сейчас страх ушел. Маму, понятное дело, он постоянно вспоминает, спрашивает, когда она приедет. У него есть братья, но их пока ни в одном из приютов найти не удается. Про них тоже спрашивает постоянно.

Дедушка сестер Хадиджи и Фатимы Анвар Зайнуков признался — девочки до сих пор не могут отойти от увиденного на войне.

— Хадиджа об ужасах этих иногда рассказывает — как их там убивали, как травили, как дети погибшие лежали кругом. Всем друзьям своим рассказывает. Я же прошу ее не делать этого, забыть.

Первое время они не выходили на улицу, только во двор дома, а сейчас уже самостоятельно гуляют. Маленький Султан-Мурад, привезенный из приюта в Багдаде, живет вместе с бабушкой и тетей в Дагестане. Женщины счастливы, что его удалось спасти.

— Мальчик растет. Его вылечили, выходили, и сейчас с ним все очень хорошо.

Представитель главы Чечни в странах Ближнего Востока и Северной Африки Зияд Сабсаби убежден, что забота родных и общение со сверстниками — лучшая терапия для таких детей.

— Самая лучшая реабилитация для них — жить в семье, общаться с другими детьми. Надзор или контроль социальных структур при этом обязательно нужен, финансовая помощь.

RT

В приюте Багдада остался всего один ребенок из сюжета, снятого RT. Это дочь сбежавшей в Сирию и погибшей во время бомбежки писательницы Дарьи Ицанковой Марьям. Ее родственники по отцу живут в Канаде, они отказались от девочки, больше у нее никого нет. Малышку хочет удочерить семья из России, сейчас готовят документы на опеку.

Последним в Россию вернули мальчика Зейда, ему было полгода, когда родители забрали его на Ближний Восток. Дедушка ребенка Ахмед Абдуллаев узнал малыша на кадрах видео из приюта. Его родители погибли во время авиаудара, тогда же мальчик лишился пальца на руке. У Зейда есть годовалый брат, которого не смогли найти ни в одном из приютов. Поиски продолжаются.

На территории Сирии и Ирака до сих пор остаются десятки детей из России. По мнению экспертов, на их возвращение может уйти три года.

— Мы сегодня уже знаем, что помимо того приюта в Багдаде, где RT снимал сюжеты, есть и другие — для сирот старше 9 и старше 12 лет. Кроме того, в Ираке недавно было принято судебное решение, по которому детей в возрасте старше трех лет будут в принудительном порядке забирать у матерей, которые сидят в тюрьмах, и передавать в приюты. Сейчас такие дети содержатся вместе с матерями. Достоверно известно, что на территории Сирийской Арабской Республики в руках только курдских ополченцев находятся около 130 человек — детей и женщин. На территории Ирака — еще 120—140 человек.