Из жизни «Чувствую себя, как с другой планеты: 30 лет, семью, детей надо, а у меня одна дорога!» Реальные истории женщин-дальнобойщиц

6 255

Кто сказал, что профессия дальнобойщика - исключительно для мужчин? Несмотря на все очевидные минусы такой работы, в числе которых бесконечные дни в пути, отсутствие нормальных условий для жизни, ночевки в кабине фуры и многочисленные "профессиональные" заболевания, о которых не принято говорить вслух, есть те, кто приходит в эту профессию ради удовольствия. И среди них немало женщин. Сегодня мы познакомим вас с отважными девушками, которые лихо справляются с многотонными грузовиками. 

Юлия Лазарева

28-летняя Юлия Лазарева из Евпатории - одна из самых популярных девушек на трассе. Она работает водителем большегруза несколько лет и ведёт блок, в котором описывает будни за рулем грузовика, все происходящее на дороге снимает на камеру видеорегистратора. В Крыму ее знают как владелицу конноспортивного клуба, именно это увлечение привело ее за руль фуры. Ей дорого обходилось доставлять лошадей на различные соревнования: сначала купила пятитонный грузовик, а после двух лет стажа пересела на большегруз. Признается, что испытала восторг: у ее автомобиля 16 передач. «Чем больше машина, тем круче я в ней себя чувствую, управляя такой мощью. Теперь мне уже как-то скучно в легковушке, я тоскую по большой кабине», - говорит девушка.

О семье говорит коротко: живем с мамой. Про отца — ни слова, да и про отчима только то, что «он где-то на Западной Украине». Братьев и сестер нет. Есть котик, когда-то домашний, но потом он предпочел вольную уличную жизнь, лишь иногда наведывается в Юлину квартиру в обыкновенной евпаторийской девятиэтажке — словно взял пример с самой Юли.

Она честно сдала на профессиональные права и стала искать работу. Искала долго. Представьте реакцию владельца транспортной компании, когда к нему приходит наниматься водителем большегруза тонкая девчушка с длинными волосами. 

Но в конце концов повезло — и ей, и директору компании, где она сейчас работает. Мужик оказался адекватным, в прошлом сам дальнобойщик, ездил по Европе. Прежде чем нанять девушку на работу, устроил ей строгий экзамен. Для начала попросил проехаться, совершить маневр. Увидев, как девушка управляется с многотонной машиной, Юлю зауважал, но слегка. Пристрастно расспрашивал — например, что она будет делать, если не сможет отыскать дорогу к месту выгрузки? Она ответила так: найму такси за свои деньги и поеду за таксистом. Хозяин удивился и... зачислил Юлю в штат.

Конечно же, теперь ее достают сочувственными разговорами про неженскую работу. 

Юлия Лазарева

Юлия Лазарева :

А почему, собственно, неженская?  Ничего сложного не вижу. Я же на иномарке езжу, руль крутится, как у хорошего легкового автомобиля, педали мягкие, рычаг переключения скоростей тоже — будто все под женскую руку сделано.В дороге обожаю слушать музыку, — рассказывает Юля. — Транс, техно нравятся. Врублю на полную, что повеселее и поэнергичнее, педаль в пол — и вперед! Жаль, у фур ограничение скорости 90 км, хотя и этого хватает. У мужчин включается инстинкт защитника. Даже в инспекторах ГИБДД просыпается что-то человеческое: «Девушка, вы тут не по ошибке за рулем? Документы в порядке, проезжайте...» А видели бы вы, какие иной раз бывают глаза у стражей порядка, когда они останавливают большегруз и видят... меня! Со смеху умереть можно. Праздники я вообще не отмечаю. Мне все равно, Новый год или день рождения. Дорога — вот праздник, который всегда с тобой! Если вечер 31 декабря застанет меня в каком-то городе, доберусь до центральной площади и полночь встречу там.

Только за день до рейса Юля узнает, куда отправится на этот раз. Может, в Казань, а может, в Мордовию или в Москву — куда скажут. Но куда бы путь ни держала, всегда отправляется с удовольствием, в хорошем настроении. Хмуриться, говорит, можно дома, а тут как на сцене: все смотрят, улыбаются, нельзя же в ответ мымрой выглядеть. Сборы в дорогу недолги: косметичка, полотенце, постельное белье (в дороге часто приходится ночевать в кабине фуры, но Юле с ее хрупким телосложением это неудобств не доставляет). Еще пара книг — читать в пробках. И симпатичный, кораллового цвета коврик под ноги. Свобода и одиночество — вот что, по Юлиному признанию, для нее дороже денег. Одна из главных сложностей с работе - отношения с коллегами: слышит оскорбления и испытывает домогательства.

Юлия Шешукова

Юлия Шешукова из Екатеринбурга всегда испытывала страсть к большим машинам. Как-то решила прокатиться на КамАЗе и поняла, что это ее призвание. Бывший оператор колл-центра сдала экзамены и начала искать работу, однажды ее все-таки пустили за руль. Сначала доверили КамАЗ, позже дама получила машину мечты: иномарку с автоматической коробкой передач и гидроусилителем руля.  Сейчас Юлия Шешукова ездит на большие расстояния и месяцами не бывает дома. Работа стала частью ее жизни. Она колесит по России, перемещаясь из одной точки в другую, на груженой фуре.

Скромный быт дальнобойщика соткан из множества житейских хитростей. Отсутствие холодильника – еще не повод отказаться от покупки пельменей. Вместо морозилки зимой можно использовать люк. Постоянные попутчики Юлии – это радио, компакт-диски и общение по рации с водителями большегрузов. Поломки в пути – дело частое. Мелкий ремонт и замена колеса вынуждают знать основы автомеханики. Юлии не всегда хватает сил и сноровки, но находятся люди, готовые помочь.

Юлия Шешукова

Юлия Шешукова:

- Когда узнают, что я дальнобойщица, люди удивляются. Просто не привыкли, что девушки работают в такой сфере. В фуре обзор, как в кинотеатре. Только фильм один и тот же показывают. Дорога, дорога. Есть такое выражение, что дальнобойщик и семейная жизнь несовместимы. Но как-то уже 30 лет, семью надо, детей. А я чувствую себя, как с другой планеты...

Проблем с ночлегом у дальнобойщиков не бывает. Юля, как и большинство ее коллег, предпочитает спать прямо в машине, на специальных стоянках, полагая, что так груз будет целее. Ночную идиллию в теплой кабине изредка нарушают треск рации и настойчивая жрица любви. На вопрос о комфорте и о том, легко ли девушке-дальнобойщику, Юля всегда отвечает: «Терпимо». Почти на каждой стоянке можно постирать одежду, искупаться и даже высушить голову. Однако всегда есть одна проблема – время. Уже завтра к обеду ей нужно доставить груз в Москву…

 Анна Обухова

Анна Обухова из Набережных Челнов сменила кафедру на «баранку». Работа в университете дохода не принесла. Сначала работала на маленькой «Газели», потом на троллейбусе, автобусе и наконец – девушка с двумя высшими образованиями за рулем автопоезда. Небанальная история, но деньги - это не все. По словам Анны Обуховой, без любви к дороге здесь долго не протянешь. Еще один факт из жизни дальнобойщицы, что выходит за рамки представления о женщинах на трассе: замужем, двое детей.

Анна Обухова

Анна Обухова:

- Всё началось несколько лет назад, я тогда действительно работала в университете и в один из моментов вдруг поняла, что моей зарплаты не хватает на жизнь. Тогда я пошла «таксовать» и, сев за руль, вдруг осознала, что это моё, что именно этого мне и не хватало всю жизнь. Хотя по-прежнему чего-то не хватало. Потом была работа на "Газели", и тогда я почувствовала, что хочу водить грузовик. Я прекрасно понимала, что наличие категории Е в правах еще ничего не значит, и начала свой путь к профессии. Сначала был троллейбус, после него я прекрасно знала, что меня возьмут на автобус, после автобуса была Scania «одиночка» и уже после этого автопоезда. Почему именно тяжелые грузовики? Это же такая красота! Такая мощь! Это ни с чем нельзя сравнить. Когда ведешь автопоезд, всё остальное отходит на второй-третий план. Это моя жизнь, отними у меня это, и не останется ничего. Мне кажется, что я всегда здесь была и всегда куда-то ехала. При нашей работе машина становится даже не вторым, а именно первым домом. Только ты и дорога. Мне постоянно надо куда-то ехать, менять пейзаж за окном.

Я часто слышу и в разговорах, и по рации жалобы на нашу профессию. Мне просто жаль этих людей – они не ту дорогу выбрали. Если работаешь только из-за денег, то лучше просто уйти – толку все равно не будет. Платят нам не так уж и много, эту профессию надо любить и жить в ней. Да, бывают всякие сложности и с логистикой, и с грузами, и просто тяжелые ситуации на дорогах. Но это неизбежные издержки, которые есть в любой профессии. К женщине за рулем фуры мужики относятся по-разному. Все делятся на три приблизительно равные группы. Треть – резко отрицательно, вторая треть – положительно и третья – индифферентно.

Я вообще не планирую свой график. Просто еду, пока не появляется ощущение, что надо встать и отдохнуть. Обычно за день прохожу от семисот до тысячи километров. И больше всего внимания отнимает не дорожная обстановка и не километраж, а экономичное вождение. Часть внимания всегда на тахометре, чтобы не вывалиться из «зеленой зоны».

Я больше люблю машины с «механикой», люблю, чтобы всё было под контролем. «Автомат» – это, конечно, хорошо, но не мое. Да и топлива с ним тратится больше. И потом с «автоматом» расслабляешься, а «механика» постоянно держит в тонусе.

Музыка в дороге всегда зависит от настроения, это может быть и хард-рок, и классика, и барды… Но никогда не слушаю попсу. Что же касается хобби, то на втором месте после вождения фуры у меня чтение. У меня в планшет залито несколько электронных библиотек – постоянно читаю на стоянках.

Все мои близкие знают мою страсть к чтению, и недавно дочь мне подарила на день рождения любимую книгу Ремарка. Это было очень приятно – держать в руках настоящую бумажную книгу любимого писателя и знать, что дочь меня понимает.

Я даже шучу, что когда пойду на пенсию, то стану библиотекарем. Но пока есть силы, я работу менять не собираюсь и с Божьей помощью буду ездить.

Оксана Бутраменко

 

«Как-то останавливает меня сотрудник ГИБДД. Спрашиваю: "Я что-то нарушила?" - "Нет". - "Тогда в чем дело?" - "Да просто интересно стало, что женщина за рулем фуры!" — с такими ситуациями могилевчанка Оксана Бутраменко сталкивается нередко, особенно на белорусских дорогах. Работать дальнобойщицами в Беларуси слабому полу запрещает принятое в 2000 году постановление Совета министров № 765 («О Списке тяжелых работ и работ с вредными и (или) опасными условиями труда, на которых запрещается применение труда женщин»). Но наша героиня работает на международную компанию. До этого года девушки могли сдавать на права категории СЕ, но с условием — на автомобиле без гидроусилителя, чем Оксана и воспользовалась два года назад. Сейчас это уточнение убрали.

Нетривиальные профессии женщину увлекали еще с 90-х. Хотела стать проводницей — не взяли, стюардессой — не сложилось с иностранными языками. После замужества занималась детьми, а позже работала водителем троллейбуса в Могилеве. Но настоящие проблемы начались с приходом в международные перевозки — связаны они были с семьей.

Оксана Бутраменко

Оксана Бутраменко :

- Мой супруг работает дальнобойщиком. Я его прождала дома три года, это было очень сложно: вроде я и замужем, но не при муже. Это надоело, поставила ультиматум: либо бросаешь работу, либо развод. Но он не хотел ни того, ни другого. Тогда сказала: «Я тебя научу и ждать, и догонять!» Пока муж был в рейсе, получила категорию С, потом Е. Приезжает — говорю: «Либо мы работаем вместе, либо разводимся, либо ты сидишь дома». Он сказал, что женщину никто не возьмет на такую работу.

Это было осенью, лил дождь. Муж сажает меня на мотоцикл, едем в Минск в белорусский офис транспортной компании Jenty. Директор с улыбочкой приглашает меня в кабинет. Настороженно спрашивает, уверена ли я. Рассказала ему свою историю, он понял, что настрой решительный, и дал надежду: «Ну давай попробуем! Посмотрим, что из этого получится». И, как видите, получилось, уже два года кручу баранку большегруза. Изначально были недомолвки с супругом: и он водитель, и я. Даже легковую машину каждый водит по-разному. Вот и здесь была война из-за этого, мол, ты не так держишь руль, рано/поздно разгоняешься.

Какая романтика, в чем? В том, что бываешь во многих странах? Но ведь ты их все равно не видишь! Возможно, когда раньше не было автобанов, водители проезжали через города и деревни, любовались, наблюдали. Сейчас — сплошная трасса. Загрузка и выгрузка проходит всегда в рабочих районах. Если у тебя есть время (часов девять стоишь где-то в Европе), шустро выскочишь куда-то в город, галопом пробежишься по магазинам, а остальное время уходит на сон и приведение себя в порядок. А так… Это твоя работа. Раньше мама мне говорила, мол, от чего ты устаешь? Сидишь себе в кресле, плюешь в форточку, смотришь в окно. А то, что сама машина весит 20 тонн плюс груза столько же? Дураков на дороге хватает, ты в постоянном напряжении. Дорога — это такая штука, которой никогда нельзя доверять. Эмоционально всегда очень тяжело. Становится легче тогда, когда ты приезжаешь после рейса, ставишь машину, выдыхаешь и говоришь: «Слава богу, что все удачно получилось». Никакой романтикой здесь и не пахнет.

 

За два года Оксана успела побывать в Венгрии, Чехии, Австрии, Бельгии, Польше и Германии, исколесила практически половину России начиная от Смоленска и заканчивая Уралом. Для наблюдателей профессия дальнобойщика слишком романтизирована, но могилевчанка разом отбрасывает это. Тем не менее Оксана признается, что ни разу не пожалела о своем выборе. Бывало всякое. И уставала, и мучилась, но когда представляла другую работу, становилось не по себе. Самое тяжелое и опасное время для дальнобойщика — зима. Дороги очень скользкие, особенно в России. Наша героиня рассказывает, что ее коллеги в суровую погоду разбивали автомобили, машины заметало снегом по фары, порой груз не доходил до пункта назначения. К слову, и заработки в это время года самые низкие.

Оксана Бутраменко

Оксана Бутраменко :

- Бывает, что в месяц заскочишь домой на часов девять, реже — на сутки, если очень повезет. В основном мы живем в машине: это и наш дом, и наша работа. Привести себя в порядок бывает крайне сложно. По Европе, например, всюду есть туалеты с холодной и горячей водой, там чисто и аккуратно. С душем очень большая проблема, особенно в России, поэтому у меня в кабине припасен тазик. Часто бывает, что по дороге на стоянке есть только мужской душ, тогда мужчинам в очереди говорю: «Ребята, вас много, а я одна! Ждем, пока я выйду!» Летом беру с собой много воды, ставлю на улицу — час-другой, она нагрелась, надеваю купальник и моюсь. Из косметики беру кремы, а так в основном без макияжа — нет времени. Многие мужчины также пользуются кремами или оливковым маслом — кожа всегда пересушивается. С туалетами в Европе нет проблем: там через каждые 20 минут стояночки. А в России — тем более: страна большая, природа, скажем так, позволяет! Главное, чтобы обочина была чистой и аккуратной. С едой проблем нет: как правило, на плите варим супы, а так все покупаем. Готовить приходится в России, европейские обеды гораздо дешевле: в польской столовой, например, на наши 50 тысяч я набираю себе еды на неделю. Еще одна проблема — это сон. Как справляемся? Ляжешь на час, вздремнешь, выпьешь кофе и едешь дальше. Ехала однажды в полусне из России в Европу, но как, не помню. Спала на ходу, шла на автопилоте. Нужно было заехать на стояночку — я ее проехала, потому что мозг почти не работал. Я видела только дорогу, что на ней происходит, но потом ничего не вспомнила. Мчалась, чтобы успеть на выгрузку. 

С приходом в перевозки у меня появилась еще одна семья: начальство для нас как родители, коллеги — как братья. В прошлом году, например, день рождения я отмечала на работе. Я и забыла, что у меня праздник, но ребята молодцы: скинулись деньгами, накрыли шикарный стол, купили подарок, цветы. Дальнобой дал мне больше уверенности. Сначала побаивалась, что не получится, но все равно я добилась, чего хотела.

Оксана отмечает, что она более вертко управляется со своей работой, чем мужчины. Особенно это касается оформления документов. В остальном коллеги не дают забыть, что она женщина: часто помогают ей выгружать-загружать товар. Ремонт автомобиля как таковой делать не приходится — машина у Оксаны новая. Если вдруг случилась какая-то мелкая поломка, товарищи всегда помогут. В плане вождения, по мнению дальнобойщицы, мужчины и женщины абсолютно равны.


  • Водить большегруз по дорогам Европы и Америки, конечно, совсем другое дело. Для начала - зарплата от 40 до 200 тысяч долларов в год, и, конечно, сами дороги, по российским меркам, не работа, а удовольствие. Но, тем не менее, отрасли не хватает от 30 до 45 тысяч человек – на рынке грузоперевозок дефицит и на смену мужчинам приходят женщины. Работодатели отмечают, что не против женщин, управляющих 40-тонными автомобилями, и этому есть причины.
  • Во-первых, дискриминация сегодня стоит дорого. Во-вторых, работа нервная, а женщины отличаются особым терпением и стрессоустойчивостью. По данным Бюро трудовой статистики США, женщины составляли 6 процентов от 3,5 миллиона водителей грузовиков, работающих в 2016 году.
  • В Советском Союзе было всего лишь две известные женщины, работавших на дальних маршрутах. Причем им приходилось буквально вырывать свое право управлять огромным тягачом. Начинались сложности с полного непонимания в семье. Одной из первых советских дальнобойщиц была Елена Ткач из Харькова.