Из жизни «Это самое страшное в моей жизни». Женщина, бросившая ребенка на улице, раскаялась в своем поступке и вернулась за маленькой дочкой

1 145
КП / Фото из личного архива

Эта история началась еще в 2016 году в Красноярске: 16 августа прохожие нашли в траве брошенную девочку в розовом комбинезоне, а в одежде была записка, в которой мама рассказала, почему оставила своего ребенка, и пообещала вернуться.

— Простите. Но мне некуда с ней идти. Она очень спокойная, здоровая девочка. Родилась 12 августа. Прививки сделаны. Это самое страшное в моей жизни. Я вернусь обязательно, я заберу ее. Но пока я ничего не могу сделать. Мы уже ночевали в подъезде…

КП

Девочку отнесли в Дом ребенка, одновременно стали разыскивать ее мать. Через четыре дня женщина пришла сама. Она рассказала, что ее зовут Наталья, ей 30 лет и она из Хакасии. Одна воспитывает двух детей-школьников, с мужем в разводе. Познакомилась с мужчиной из Красноярска, но он оказался против третьего ребенка. Наталья поехала с дочкой к нему домой, однако тот захлопнул дверь и отключил все телефоны. После ночи в подъезде женщина приняла решение оставить дочку другим людям.

Наталье долго пришлось доказывать, что она родная мама девочки, проходить психологическую и психиатрическую экспертизы. В итоге ее признали родной матерью, а все инстанции (опека, полиция) согласились, что она может воспитывать дочь. Однако на Наталью завели уголовное дело по статье «Оставление в опасности», минимальный штраф по этой статье — 80 тысяч рублей. Наталье «повезло» — ей придется заплатить всего лишь 30 тысяч.

— Правонарушение было, а судья же не Бог, чтобы прощать. Есть закон, перед ним все равны. Но, учитывая, что такая ситуация — женщина оказалась в сложных жизненных обстоятельствах, в послеродовом состоянии аффекта и так далее… По-хорошему, мы бы с вами сказали: «Бог с тобой. Живи счастливо и долго». Однако судья право на это не имеет, и может сделать только так, как сделал, — поясняет Андрей Машкович, консультант Управления судебного департамента в Красноярском крае.

Наталья с тремя детьми по-прежнему живет в поселке под Абаканом. Маленькая дочка подросла, ей уже два года. Соседи рассказывают, что женщина устраивается администратором зала в один из гипермаркетов, и считают ее «хорошей матерью»:

— За детьми следит, в школу на все собрания ходит. Дом в образцовом порядке держит. Чисто у них, ребятишки опрятные. Бабушка помогает им очень. Ей 63 года. Работала в совхозе на полях, теперь на пенсии. Правда, с деньгами у них туговато, бабушка получает немного, сами понимаете, не на руководящей же должности была. А у самой Наташи пока какой доход, она в декрете с младшей дочкой. Хозяйство держат — тем и кормятся. Правда, свиньи у них в прошлом году были, в этом нет. Тяжело, не по средствам им. Корма дорогие. Говорят, собираются комнату обустраивать ребятишкам. Перегородку в большой комнате поставят. Хотят две спаленки детям сделать. У них же мальчик и две девочки.

КП

Наталье также помогают брат и бывший муж. Она рассказала о своей жизни «Комсомольской правде». Первым делом женщина заговорила о штрафе, который ей придется выплатить.

— Даа-а-а, 30 000. Я не унываю. Во-первых, по этой статье мне грозило полтора года условно. С судимостью я не устроилась бы никуда на работу. С ней могли подать на лишение родительских прав. Запросто. Никто не разбирается — кто ты, какой ты, хороший или плохой. Есть закон — ни вправо, ни влево...

Доход на всю семью — около 20 тысяч рублей. Отец младшей дочки не объявлялся, Наталья даже не стала его искать. Когда ребенку исполнится три года, ее отправят в садик, а Наталья сможет выйти на работу и побольше зарабатывать.

— Знаете, что обидно. Когда я оставила... ребенка, я видела обращения полиции, и социальных служб: «Мама, откликнись! Мы тебе поможем, жильем, работой, тебя никто не бросит». А кроме вот этого приговора суда ничего от государства не увидела. Никто не помог. Ничем. Только добрые люди, которые и собрали деньги на ДНК-экспертизу, которые помогали с документами для многочисленных судов. И адвокат, что все это время ведет нас совершенно бесплатно. Штраф? Что штраф? Понимаю, что такой у нас закон. А тем, кто его исполняет, не объяснишь, что это я могу пересидеть на макаронах и хлебе, а дети — нет. Они галочку поставили, и все. А детей надо нормально накормить, одеть. На учебники, форму, одежду, как у любой другой семьи, уходит уйма денег. На кружки, — говорит Наталья.

Несмотря на все перипетии, женщина радуется тому, как растет ее маленькая дочка:

— Она в свои два года уже знаете, какая «шемела»! У нас же тепло уже, так вот она берет сапожки, берет куртку, и во двор! Только успеваю ловить! Будем с ней грядки сажать в этом году, сделаем для нее личную, с горошком! Говорит уже много слов. Баба, братик, собака — ой, много чего. И — «Мама, я тебя юбью!»