Стиль жизни «К пещерам под снегом, в которых живут, я оказалась не готова». Как россиянка жила в нечеловеческих условиях в самой суровой точке Земли

2 427
Афиша Daily

Режиссер Екатерина Еременко стала первой россиянкой, прожившей целый месяц на озере Восток в нечеловечески трудных условиях. Она рассказала об этом «Афише Daily»,

Екатерина ездила на озеро Восток, чтобы снять о нем документальный фильм. Вся экспедиция заняла около трех месяцев. Сначала они прилетели в Кейптаун (столица ЮАР), подождали там судно «Академик Федоров», на котором в год уходит в Антарктиду около 200 полярников, а потом еще три недели шли до Антарктиды.

Озеро Восток — совершенно уникальное место, которое вызывает много споров и предположений. Дело в том, что это огромный водоем (предполагаемая площадь — примерно 15,5 тыс. кв. км), который находится под четырьмя километрами льда в полной изоляции от нашей атмосферы, вероятно, несколько миллионов лет. Это пресная и теплая (примерно 10 градусов по Цельсию) вода с высоким содержанием кислорода.

Афиша Daily

Как рассказала Екатерина, многие люди не могут в принципе адаптироваться на Востоке: кому-то плохо становится, кому-то снятся кошмары, кто-то вообще сходит с ума. Главная проблема — это горная болезнь, которая похожа на первые симптомы отека мозга. Это очень тяжело, и у всех болезнь проявляется по-разному. Поэтому новичков всегда стараются закинуть на Восток не последним самолетом, чтобы, если человек не сможет акклиматизироваться, можно было бы вернуть его обратно.

Афиша Daily
Екатерина Еременко

Екатерина Еременко:

— Я знала, что многие люди не могут в принципе адаптироваться на Востоке: кому-то плохо становится, кому-то снятся кошмары, кто-то вообще сходит с ума. Я заранее обратилась к доктору, и он дал мне список препаратов, которые обычно там принимают в трудных случаях, и все эти препараты очень сильные. Я решила справиться без них. Главная проблема — это горная болезнь, которая похожа на первые симптомы отека мозга. Это очень тяжело, и у всех болезнь проявляется по-разному. Поэтому новичков всегда стараются закинуть на Восток не последним самолетом, чтобы, если человек не сможет акклиматизироваться, можно было бы вернуть его обратно.

Люди на Востоке живут в пещерах под снегом. И Екатерина этого не знала.

Екатерина Еременко

Екатерина Еременко:

— Снег держит тепло, но ты живешь как в подводной лодке. Там очень маленькие помещения, нет дневного света. Чтобы выйти на улицу, нужно очень тепло одеться. Я мазалась кремом, надевала маску, долго-долго укутывалась. Одевание может занимать полчаса. Было действительно тяжело: было ощущение, будто тебе все время не хватает воздуха, будто ты дышишь под водой — все время с усилием. Но со временем ты просто привыкаешь к тому, что тяжело.

Афиша Daily

Когда полярники возвращаются домой в город, они все начинают болеть, особенно гриппом. После Востока у них очень изнашивается организм, ослабляется иммунитет — на Востоке ведь нет бактерий, вирусов, заболеваний, и иммунитет не тренируется. По словам Екатерины, долго здесь никто не задерживается. В сезон обычно одновременно там находится человек 35.

Екатерина Еременко

Екатерина Еременко:

— На зимовку принято оставлять врача и анестезиолога. Был случай, когда врачу пришлось удалять аппендицит самому себе. С тех пор по закону должно быть два врача, если вдруг одному из них станет плохо. Еще есть повар, и он больше всех работает в Антарктиде: что бы ни случилось, он встает в 6 утра и начинает готовить. Есть также геофизики, метеорологи, магнитологи. У всех есть задания, но, с моей точки зрения, некоторых людей можно было бы заменить машинами — видимо, именно психологически необходимо, чтобы было 12 человек в команде.

ВКонтакте

На Востоке есть такое поверье, что женщина на станции — не к добру, и считалось, что женщин там вообще никогда не должно быть. До Екатерины женщин на Востоке практически не было. Приезжали только две француженки и одна американка лет 20 назад. Еще иногда приезжают журналистки на один день, фотографируют и уезжают. И Екатерине пришлось столкнуться с мужской грубостью. Но расставалась с Востоком она со слезами на глазах.

Екатерина Еременко

Екатерина Еременко:

— Я не могу сказать, что к моему намерению работать на станции целый месяц все отнеслись с восторгом. И я могу их понять: там тяжело, они много работают, а тут приезжает какая-то ненужная женщина баламутить воду. Некоторые люди были очень интеллигентными и адекватными, но были и те, кто ко мне относился даже агрессивно, и тут мне нужно было себя вести очень точно, потому что я не могла позволить, чтобы мне хамили и неуважительно со мной разговаривали. Я должна была давать отпор. Однажды я сама с удовольствием испекла пирог на Рождество, и то мне пришлось бороться за то, чтобы мне это разрешили, потому что повар считал, что это его прерогатива — баловать всех пирогами. Когда я уезжала с Востока, у меня были слезы на глазах. Было ощущение, что я здесь и сейчас, и что я, скорее всего, никогда там больше не окажусь, потому что там и до меня-то женщин особо не было. Столько людей до нас, столько поколений вкладывали в исследования и бурение много сил, молодости, жизни, лет. И я все это почувствовала разом.



Загрузка...