— Двух нетрезвых парней я заметил сразу, — вспоминает Дмитрий Морковин. — Они шли по тротуару и боролись между собой, громко матерясь. А потом заметили парочку, которая шла навстречу. Проходившую мимо девушку один из парней ухватил за «пятую точку». Ее молодой человек возмутился, но более крупные по комплекции задиры ответили ему увесистыми пинками, сопровождая криками, что он «не мужик».

После этого, говорит Дмитрий, он решил действовать. «Подбежал к парню этой девушки… А он (мужчина, попавший после драки в больницу — прим. А.И.) бросился на меня с матами. А что, мне что надо было сказать, как вы думаете?» — горячится Дмитрий в ответ на вопрос, почему он сразу ударил одного из парней, не попытавшись поговорить. Оппонент Морковина рухнул на асфальт в нокауте, а его друг, сперва встав в боевую стойку, драться всё же передумал. Поговорив с парой, к которой пристали хулиганы, Дмитрий ушёл обратно в машину.

Однако на следующий день он оказался за решёткой: как пояснили новосибирцу полицейские, пострадавший от удара мужчина написал заявление, и двое суток Морковин просидел в изоляторе временного содержания. После такого, горько констатирует Дмитрий, желание заступаться за других людей у него отпало. До этого проблем с законом у Дмитрия, который занимается бизнесом и воспитывает 4-летнего сына, никогда не было.

В пресс-службе МВД подтвердили, что против Морковина возбудили уголовное дело по ч. 1 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью) — по этой статье ему грозит до 8 лет лишения свободы. В ведомстве подтвердили, что пострадавший действительно находился в состоянии алкогольного опьянения, а Морковин «находился в машине и увидел, как один из этих двух граждан вёл себя не совсем правильно.

news.ngs.ru
Дмитрий Морковин

Дмитрий Морковин

Адвокат обвинённого Виталий Окунев уверен, что у него получится заменить статью на более лёгкую (например, на ч. 1 ст. 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности) — в этом случае обвиняемый может отделаться штрафом до 80 тыс. руб. Но для этого не хватает главных свидетелей — парня и девушки, за которых заступился Дмитрий.

— Если они появятся и дадут показания свои, они помогут нам, — пояснил Окунев. Пока, несмотря на призывы откликнуться, молодые люди не ответили.

Корреспондент НГС. НОВОСТИ разыскала пострадавшего в одной из городских больниц — 33-летнего предпринимателя Павла Алина лечат в отделении нейрохирургии, а со дня на день его ждёт операция. У него своя версия произошедшего: Морковина Павел называет вруном, а всё происходившее 16 мая — обыкновенным разбоем. Алин не скрывает: в тот день они вместе с братом Сергеем действительно выпивали в кафе — отмечали повышение Сергея. Когда вышли из заведения, решили не дожидаться такси, а прогуляться до метро.

Сам инцидент Павел плохо помнит — он уверен, что это последствия удара, который мужчина сравнивает с ударом топором по голове.

ngs.ru
Павел Алин

Павел Алин

— Представляете, герой? Человек, с которым я даже не разговаривал. Подошёл и ударил, без слов, только потому, что ему что-то привиделось, — возмущается Алин. Никакого конфликта с парой, по словам Павла, у них с братом не было — это знакомые его брата и они просто шутили, и за девушку заступаться не было никакой необходимости.

После удара Павел потерял сознание — очнулся уже в больнице, со множественными переломами основания черепа и открытым переломом. По словам Алина, у него до сих пор идет кровь из уха, а его жена и 10-месячный ребёнок оказались в непростой ситуации — единственный кормилец в больнице и, по прогнозам врачей, надолго. Как признался пострадавший, он не знал про маленького сына Морковина, который может надолго остаться без отправленного за решётку отца, — узнав об этом, он заявил, что готов забрать заявление, но только в том случае, если Дмитрий выплатит ему моральную компенсацию — сумму не уточнил.

Юристы предупреждают: помощь, оказанная на улице незнакомым людям, может привести в колонию практически любого. Чаще всего речь идет о превышении пределов необходимой обороны: самый громкий случай — дело Виктора Ганчара, убившего незнакомца ради защиты дочери.