Скандал «Надо было, чтобы вам руки-ноги поотрывало!» Жертвам теракта в Питерском метро обещали миллионные компенсации, но теперь чиновники им отказывают

3 685
mk.ru

С момента теракта в метро Санкт-Петербурга прошло уже два месяца. Казалось бы, жизнь вернулась в свою колею. Но картины 3 апреля 2017 года продолжают всплывать перед глазами пострадавших. Забыть такое им не удастся. Тем более когда, несмотря на все громогласные заверения властей, доказать, что ты пострадал при взрыве, и получить компенсацию — задача не из простых. "Московский комсомолец" обнародовал лишь несколько историй, где жертвы один на один остались со своей бедой. И есть подозрения, что таких историй гораздо больше. 

Осколки мин останутся во лбу

mk.ru

О том, что ее сын стал жертвой теракта, Наталья Власова узнала из новостей. 18-летний Саша должен был еще быть на занятиях (мальчик учился на первом курсе бюджетного отделения Петербургского университета путей сообщения). И вдруг материнское сердце екнуло. На телеэкране среди пострадавших мелькнул ее сын, весь в крови. Позже Наталья узнает, что Сашу отпустили на 15 минут раньше, он сел в тот самый вагон, он был буквально в двух метрах от эпицентра, и что от смерти его спасло чудо.

- До утра 4 апреля он находился в реанимации в НИИ скорой помощи им. Джанелидзе, - вспоминает Наталья. - Сочетанная минно-взрывная травма, сотрясение головного мозга, ранение затылочной области, шеи, бедра - это если вкратце диагноз описывать. Хирурги вытащили из его головы и шеи более 10 осколков! Два из них до сих пор находятся у него во лбу. Как нам сказали, они должны капсулироваться, и потом их удалят. Когда это произойдет - неизвестно.

Саша провел в больнице 22 дня. Пока сын отходил от травм, мама занялась подготовкой документов на получение компенсации. Но в день, когда комиссия принимала решение о сумме выплаты, позвать Власову чиновники почему-то не удосужились.

- Нам якобы не смогли дозвониться, - сетует Наталья. - Правда, номер у них был, да и адрес тоже. Вот и получилось, что на освидетельствовании Саши не было. Поэтому наши травмы средней тяжести волшебным образом превратились в легкие! Когда я получила 250 тысяч и начала возмущаться, в комитете по социальной политике Санкт-Петербурга мне лишь пренебрежительно кинули: «Вам что, всё мало?»

Сейчас Наталья пытается оспорить решение петербургских властей. Согласно информации на сайте комитета по соцполитике северной столицы, выплата единовременного пособия осуществляется на основании документов, поданных пострадавшими гражданами, и информации Санкт-Петербургского «Бюро судебно-медицинской экспертизы». Почему власти города приняли заключение комиссии этого бюро, на котором даже не присутствовал пострадавший, и проигнорировали объективное заключение из больниц, в которой он лечился, остается загадкой.

Бегать уже не сможет

mk.ru

Евгения Бахлыкова переехала в город на Неве из Сургута. Девушка поступила в университет аэрокосмического приборостроения, а 3 апреля направлялась к преподавателю показывать свою дипломную работу. Она села в злополучный поезд, но в соседний вагон. От травм это 22-летнюю студентку не спасло. Мощная взрывная волна выбила дверь между вагонами, которая с размаху врезалась в Евгению.

- Медики констатировали сильный ушиб ноги и рук, - говорит Евгения. - Колено болит до сих пор. Я очень люблю спорт, но придется от него отказаться. Бегать просто невозможно, метров 30 преодолеешь и всё. Ногу будто заклинивает!

Несмотря на это, ни метрополитен, ни город в судьбе пострадавшей решили не участвовать. Сначала студентку погоняли по врачам и ведомствам: то справки не той формы принесла, то документы не так оформила, то к врачу, который должен выписать нужную бумагу, нужно записываться за две недели... А потом и вовсе взяли паузу на месяц, при этом заявив, что «не особо надейтесь, могут и не выплатить ничего».

- А ведь в СМИ и метро, и власти объявили, что всем уже всё выплатили, - жалуется Евгения. - По факту же доходит до абсурда! Я хотела, чтобы мне возместили стоимость телефона, который выпал у меня из рук при взрыве. На что следователь сказал, что если бы он лежал в сумке, то получил бы статус ручной клади, и его бы компенсировали. А так — нет.

Помощь пришла, откуда не ждали. Губернатор Ханты-Мансийского округа Наталья Комарова, в отличие от своего коллеги — главы Санкт-Петербурга Георгия Полтавченко, сразу отреагировала на беду жительницы Сургута. Она помогла маме Евгении приехать к пострадавшей в больницу в Питере и выплатила компенсацию. Студентке даже предложили психологическую помощь... но только там, на малой Родине. Почему же власти города, в котором произошла трагедия, откровенно «динамят» жертву теракта?

Подачка в тысячу рублей

mk.ru

«Выплатить выгодоприобретателю компенсацию за причинение вреда здоровью в размере 1 000 рублей», - таков был вердикт комиссии руководства Петербургского метро в отношении еще одной пострадавшей Надежды Соседовой. Кроме как «подачкой» такую сумму не назвать. Пять дней в клинике, обожженные волосы, сумка и вещи, все во фрагментах останков погибших людей из смертельного вагона — и за все это всего одна тысяча рублей. Но властям города и этого показалось много. 22 мая Комиссия по предоставлению материальной помощи и единовременных пособий пострадавшим в результате взрыва полностью отказала Надежде в выплате денег как за счет бюджета Санкт-Петербурга, так и за счет федерального.

- Я ехала сбоку от входа, - вспоминает тот день Надежда. - Так получилось, что при взрыве двери оторвало, и основная разрушительная волна ушла в тоннель, поэтому меня лишь задело. Отделалась ушибами. Лежала я в отделении неврозов и лишь после узнала: оказывается, чтобы получить компенсацию нужно было, чтобы руки-ноги поотрывало. А психическое состояние не в счет! Я обратилась к председателю городского комитета по социальной политике Александру Ржаненкову. Он сказал, что подумает что можно сделать, дал свой номер...и так и ни разу не взял трубку.

О важности ментального здоровья Надежда знает не по наслышке. Сама она работает психологом и во время теракта, несмотря на сильнейший стресс, оказывала моральную помощь людям на станции, пока ее саму не забрали врачи. Кстати, изначально в списке пострадавших, вывешенных МЧС, Надежда значилась. Но после женщину признали просто потерпевшей, что не позволяет ей рассчитывать на какие-либо выплаты.

- Вы знаете, я не могу получить денег даже за сумку, - говорит Надежда. - Она была вся в кусках человеческой плоти. Следователь на это лишь сказал, что нужен чек от вещи, чтобы произвести экспертизу стоимости. Какой нормальный человек будет хранить эти чеки? Просто немыслимо.

Думала, нормально, пока ноги не подкосились

mk.ru

История, похожая на ту, что приключилась с Надеждой, произошла с Татьяной Смирновой. Взрывная волна как бы пронеслась мимо, хотя она сидела близко к эпицентру. Вместе с остальными пассажирами Татьяна выбиралась через разбитое стекло и сначала даже не поняла, что произошло.

- Вокруг была паника, - рассказывает Татьяна. - Меня просто подхватила толпа и вынесла к эскалатору. Только по пути вверх у меня начал проходить первоначальный шок. Ноги подкосились и я упала. Градом потекли слезы. Уже на улице меня посадили в мимо проезжающую машину, которая отвезла в военно-медицинскую академию имени Кирова, где я находилась потом больше недели.

Татьяна не получила физических травм, но ментальные раны еще долго не зарубцуются. 21-летняя студентка СПбГЭУ несколько недель посещала психолога, и курс еще не окончен. Но чиновники посчитали эти проблемы ничтожными и отказали девушке в денежных притязаниях. Отметим, следователь признал, что Татьяне был причинен и моральный, и физический вред.


 

  • Редакция «МК» отправила запросы как в метро, так и в комитет социальной политики Санкт-Петербурга. Метрополитен сослался на главу 6 ФЗ от 14.06.12 №67-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров и о порядке возмещения такого вреда», согласно которой по специальным коэффициентам рассчитывается выплата пострадавшим в зависимости от того, как сильно ухудшилось их здоровье из-за происшествия в метро. 
  • Комитет по социальной политике и вовсе отделался формальной отпиской. «24 мая председатель Комитета давал комментарии для СМИ», - цитата из ответного письма. Что ж, спасибо, что не послали по известному всем россиянам адресу.
  • Тем временем в социальных сетях растет сообщество неравнодушных. Граждане, не имеющие никакого отношения к трагедии, сами раскручивают группы по оказанию помощи пострадавшим, посещают их в больницах, помогают как финансово и юридически, так и морально.