Скандал История с «пьяным мальчиком»: виновница аварии заявляет, что не видела, как ребенок выбежал на дорогу. Эксперт считает, что женщина могла затормозить

33 438
Косомольская правда

Вся Россия продолжает обсуждать шокирующую историю «пьяного мальчика». Напомним, в подмосковном городе Железнодорожный женщина на иномарке сбила 6-летнего мальчика. Ребенок погиб. Экспертиза показала, что он был пьян. В крови ребёнка обнаружили 2,7 промилле алкоголя. Судя по бумагам, ребёнок каким-то образом употребил бутылку водки.

Родители были в шоке. Сама вновница аварии, жена криминального авторитета, 31-летняя Ольга Алисова не верит, что ребенок был пьян.

Косомольская правда

Следственный комитет уже начал проверку — проверяют и полицейских, которые занимались расследованием, и эксперта, который сделал такой странный вывод.

Виновница аварии Ольга общаться с журналистами не желает. Корреспонденту «Комсомолки» удалось встретиться с адвокатом Алисовой и услышать версию автомобилистки, что же там произошло.

Адвокат Наталья Уракина рассказывает, что в тот вечер Ольга Алисова подвозила свою знакомую домой. В тот самый двор. Высадила, развернулась и собиралась возвращаться домой.

— Это четырехподъездный дом, узкая шестиметровая дорога, которая с двух стороны сторон заставлена машинами, — объясняет Уракина. — Примерно доехав до середины дома, она почувствовала под днищем своего автомобиля какое-то препятствие. При этом она говорит, что смотрела на дорогу и не видела, что бы кто-то перебегал дорогу. Ольга остановилась. К машине бежали люди, по машине начали стучать и кричать. Она открыла водительскую дверь, попробовала выйти, но пожилой мужчина ей сказал: «Сдай назад, проедь вперед!» Она все эти действия проделала, но незначительно проезжала вперед и назад. В итоге она все-таки вышла из машины и увидела, что между задними колесами ее автомобиля лежит ребенок. Внешне повреждений никаких не было, с ее слов. Он лежал без движения, голова была чуть набок. Как Ольга мне рассказала, голова чуть сдвинулась вбок и изо рта показалась кровь. На одежде следов крови она не видела в тот момент. Она позвонила в «скорую»…

Комсомольская правда
Лайф

По словам адвоката, медосвидетельствование дало отрицательный результат. То есть женщина была трезвая. Защитница также отметила, что вывода эксперта о том, что ребенок был пьян, вызвали и у нее, и у виновницы ДТП недоумение.

Наталья Уракина, адвокат

Наталья Уракина, адвокат:

— И у меня, и у Ольги выводы эксперта вызвали недоумение. При такой степени опьянения — 2,7 промилле — трудно было бы передвигаться даже взрослому человеку. И уж тем более ребенок не мог бы в таком состоянии бежать вприпрыжку. У нас это вызвало много вопросов. Мы спросили у следователя, нет ли здесь ошибки. Может, техническая ошибка — с какой-то прежней экспертизы (в текст) скопировали общую часть с этими показателями. Однако за этими выводами шла другая экспертиза, которая подтверждала, что кровь, которая исследовалась, была потом исследована на генетику. И ткани, взятые для экспертизы, принадлежат именно этому ребенку.

Адвокат подтвердила, что законный супруг Ольги Алисовой сейчас находится в тюрьме. Но членом ОПГ не является. Хотя за что сидит мужчина, нам тоже не объяснили.

— У нас была личная встреча с потерпевшими, — продолжает Наталья Уракина. — Ольга принесла свои извинения и соболезнования. И она сказала, что готова встретить любой приговор суда. Но Ольга уверена, что это все фатальное стечение обстоятельств, несчастный случай. Она не имела технической возможности предотвратить это столкновение, она не видела этого ребенка.

Комсомольская правда

Хотя специалист, который делал техническую экспертизу, считает, что у Алисовой была возможность успеть остановиться и предотвратить столкновение.

— Я считаю, что этот эксперт сделал неправильный вывод, — говорит Уракина. — В его основу были положены некорректные данные, сообщенные в следствии. Я не буду говорить, какие именно. Я о них пишу в своем ходатайстве провести дополнительные следственные действия на этот счет.

Между тем свидетели, которые видели момент происшествия, говорят, что им угрожали. Об этом сообщила подмосковный омбудсмен Екатерина Семенова.

— Виновная сторона вела себя достаточно, с их слов (семьи), неординарно. Попытки извинения выражались в том, что им был сделан почтовый перевод. Интерпретировать это можно по-разному, особенно с человеческой точки зрения. Те свидетели, которые видели момент происшествия, говорят о том, что тоже были в их адрес определенного рода угрозы или пожелания, чтобы что-то было сказано иначе, как происходило, — рассказала Семенова журналистам.



Загрузка...