Кино Актер Кирилл Полухин о российском кинематографе и работе над новым фильмом «Сказка для старых»

6 725

Актер Кирилл Полухин, полюбившийся зрителям в фильмах «Шугалей» и «Дурак», рассказал ФАН, как пришел в профессию и поделился своим видением современного российского кинематографа. Он объяснил, почему от нового фильма «Сказка для старых» не стоит ждать «балабановского формата».

— Вы начали свой актерский путь с армейской художественной самодеятельности. После службы продолжили осваивать это ремесло — и вполне успешно. Но кем был бы сейчас Кирилл Полухин, если бы все сложилось иначе?

— На тот момент я готовился идти в медицинский вуз, поэтому, думаю, скорее всего, был бы врачом. Сейчас ни о чем не жалею. Я очень люблю свою профессию, занимаюсь ею с удовольствием. Хорошо, что все так сложилось.

— Назовите три роли. Первая — знаковая лично для вас, пусть, возможно, не самая известная. Вторая — которую очень хотелось бы сыграть. Третья — которую не сыграли бы никогда.

— Это сложный вопрос. Есть фильмы, с которых у меня все пошло, знаковые работы. Но есть более любимые роли. Например, фильм «Чужая» 2010 года — с него все началось, до этого были незначительные работы. А запала роль в фильме «Иван» 2016 года, режиссером которого стала Алена Давыдова, а продюсером — Алексей Герман-младший. Вот именно эта роль у меня любимая. И я ее люблю за то, что переживания героя совпадали с моими личными переживаниями. Поэтому мне было что сказать в этом фильме.

Когда спрашивают, что бы я хотел сыграть, всегда отвечаю: «Мне нравится любой хороший материал». Нет ничего конкретного — ни Гамлета, ни короля Лира.

Относительно ролей, которые я не сыграл бы никогда, — есть, конечно, какое-то внутреннее правило, хотя я очень много мерзавцев сыграл. Но я всегда старался их оправдать. Причем не их деяния, а старался объяснить, как это происходит и почему, откуда все эти наклонности — из детства или по другой причине. Я всегда стараюсь оправдывать всех своих негативных героев: иногда получается, иногда — нет. А бывает и иначе: когда нет сил оправдывать мерзавцев, усугубляю их черты до отвращения. Но совершенно точно я никогда не соглашусь играть педофилов и иже с ними.

— После выхода трейлера фильма «Сказка для старых» его тут же начали сравнивать с работами Алексея Балабанова. А что вы думаете об этом?

— Думаю, что зрителей, которые рассчитывают на ленту наподобие «Чужого», «Бумера» или фильма, похожего на картины моего любимого Балабанова, ждет разочарование. Может, глядя на трейлер, хочется сделать такие выводы, но это не так, фильм совсем не про это. «Сказка для старых» — чистой воды артхаус, включающий наши размышления о жизни. А персонажи бандитов включены в него для обострения ситуации. Так что второго «Груза 200» или «Кочегара» не будет.

— Вы снялись в двух картинах Юрия Быкова — «Майор» и «Дурак». Фильмы для зрителя непростые. Можете поделиться впечатлениями о них как актер?

— С Юрой очень интересно было работать. Он очень интересный человек, режиссер, сценарист — настоящий профессионал своего дела. При всей своей авторитарности он все равно дает свободу. С Быковым получается совместное творчество. Я очень люблю режиссеров, с которыми ты не просто выполняешь указания, а создаешь совместную картину. Это хорошо, когда можно привнести что-то свое, если это не противоречит режиссерскому замыслу. Вообще, я люблю социальное и фестивальное кино, почему, собственно, мы сами и пытаемся снять фильмы такой направленности.

— Из последних работ у вас были три фильма, снятые на основе реальной истории Максима Шугалея, который оказался в ливийском плену. Там вы играли главного героя. Как отнеслись зрители, коллеги?

— Во-первых, я ожидал, что могут быть какие-то негативные высказывания относительно моей работы в фильме «Шугалей», но меня это не очень беспокоило. Во-вторых, считал и считаю, если есть какая-то возможность соразмерно моим силам что-то сделать для спасения двух людей, я должен это сделать. И хочу это делать. Поэтому мне абсолютно неважно, кто он с профессиональной точки зрения. Я знаю, что человек незаслуженно и незаконно пребывал в тюрьме у террористов. При этом никаких доказательств его вины нет. И если с помощью нашего кино как-то удалось посодействовать его освобождению, уверен, что мы сделали хорошее дело.

— Над чем работаете в данный момент?

— Это проект компании «Среда», называется «Замерзшие» — многосерийный фильм, психологический триллер. Больше о нем пока ничего говорить не могу, к сожалению.

— Можно ли стать профессиональным актером или режиссером без соответствующего образования? Например, сейчас блогеры что-то снимают, в каких-то проектах всегда участвуют.

— Дело в том, что сами профессии актера и режиссера сейчас утрачивают свои позиции. И это очень обидно. Я не знаю, может, этот актерский и режиссерский дар дается свыше, но какие-то базовые знания и так называемая школа нужны. Институт дает ремесло, поэтому я немного в недоумении, когда в театре и кино играют непрофессионалы. Исключения в лице талантливых ребят есть — какие-то искорки, одаренные богом. Но в целом считаю, что базовое образование необходимо.

— Чей талант могли бы отметить из плеяды молодых актеров и режиссеров?

— Боюсь кого-то обидеть, не вспомнить… Да много у нас талантливых актеров, режиссеров.

— То есть мы не теряем высокий уровень?

— Мне хочется в это верить. Сам-то еще не могу привыкнуть к тому, что меня иногда называют «актер старой школы». Для меня лично актеры старой школы — это Басилашвили, Мягков, Юрский, Луспекаев. А теперь я, оказывается, для кого-то стал актером старой школы. Сам не очень замечаешь, а годы-то идут.

— В актерской среде браки зачастую почему-то недолговечны. Почему современной молодежи так тяжело дается брак, если судить по количеству разводов? В чем рецепт счастливой семейной жизни?

— Я не знаю. Надо верить друг в друга, прощать. Нет. Скорее всего, именно прощать друг друга. В этом и есть главный секрет, потому что в семейной жизни бывает все.