Скандал «Мужчины должны приставать к женщинам, а женщины сопротивляться»: Андрей Кончаловский считает, что в домогательствах нет ничего страшного

3 755
Комсомольская Правда
Фото: Евгения Гусева

Фото: Евгения Гусева

Скандал вокруг голливудского продюсера Харви Вайнштейна уже прокомментировали многие российские знаменитости. Не остался в стороне и известный режиссер Андрей Кончаловский, в интервью газете «Известия» он заявил, что в домогательствах нет ничего страшного, мол, весь мир стоит на этом. По мнению Андрея Сергеевича, обвинения против Вайнштейна имеют политическую подоплеку, якобы Дональд Трамп хочет таким образом создать проблемы своей сопернице на выборах Хилари Клинтон.

Андрей Кончаловский

Андрей Кончаловский:

— Да глупость всё это! Хиллари Клинтон дружила с обоими братьями Вайнштейнами. Я думаю, что Трамп решил кинуть ей еще одну подлянку. Ведь Харви Вайнштейн финансировал кампанию Хиллари Клинтон. А что касается сексуальных домогательств вообще, то я думаю, что мир всегда стоял на этом. Если уж на то пошло, то надо сразу же судить Клинтона.

Андрей Кончаловский заявил, что приставать к женщинам — нормально, это заложено в мужской природе.

Андрей Кончаловский

Андрей Кончаловский:

— Мужчины должны приставать к женщинам, а женщины должны сопротивляться. Лев Толстой сказал: «Барышни любят, когда их тискают». Получается, надо подавать в суд на весь мужской пол. Это все нормальная истерия и манипуляция массами.

Комсомольская Правда
Фото: Мила Стриж

Фото: Мила Стриж

Режиссер надеется, что в России активно бороться с домогательствами не будут.

Андрей Кончаловский

Андрей Кончаловский:

— Не знаю. Может быть, в пределах Садового кольца тоже начнется такая глупость. Но, на мой взгляд, это как-то несерьезно. Понимаете, мужчина есть мужчина, женщина есть женщина. Слава Богу, мы живем в стране, где политическая корректность не дошла до абсурда. Когда мужчину нельзя называть мужчиной, а женщину женщиной и надо называть их «личность». По-моему, это аберрация неоконсерваторов-глобалистов, которая губительна для семьи. И вообще для всего.

Не менее шокирующим был комментарий невестки Андрея Сергеевича — Любови Толкалиной, которая сообщила в интервью «Медузе», что домогательства — это прекрасно. Позже артистка пыталась отказаться от своих слов, заявила, что высказывания вырваны из контекста и она совсем не то имела в виду, но в ответ на необоснованные обвинения «Медуза» прикрепила аудиозапись интервью с актрисой.

Любовь Толкалина

Любовь Толкалина:

— Сексуальные домогательства — ну это же прекрасно, честное слово. А если ты имеешь роль, то какая разница, как ты ее получила. Мне кажется, должна быть, наоборот, какая-то солидарность. Всем хорошо — ему хорошо, и им хорошо, и зрителям, самое главное, хорошо. Появились такие прекрасные роли. Вообще как можно мужчину обвинять в сексуальных домогательствах, разве он не для этого существует на свете? Если у него есть власть, которой он таким вот образом пользуется, — то хорошо.

Instagram: tolkalinaliuba

Любовь Толкалина добавила, что пострадавшие от приставаний Вайнштейна актрисы сами виноваты в случившемся. Актриса считает, что настоящая женщина никому не станет рассказывать о подобных случаях.

Любовь Толкалина

Любовь Толкалина:

— Женщина, понимаете, всегда виновата в сексуальных домогательствах мужчины. Если ты настоящая женщина и если такое произошло, то ты никогда не будешь об этом рассказывать никому. Потому что это роняет, как мне кажется, и тебя в глазах общественности, и его.

Instagram: tolkalinaliuba

Толкалина заявила, что сама ни разу не встречалась с насилием в профессиональной сфере, но считает, что на съемочной площадке между режиссером и актрисой должна присутствовать симпатия.

Любовь Толкалина

Любовь Толкалина:

— Мне кажется, что весь мир, вся история создания великих фильмов — это всегда романы режиссера с актрисой, так или иначе. Где грань между сексуальным домогательством и романом, вот объясните мне? Вообще в мире осталось так мало мужчин с большой буквы «м», что мне кажется, долбить его сейчас вот этим напалмом… Это обидно. Он уже больше не захочет никого, бедолага.