Пульс «Они кричали, что не обязаны отчитываться за каждого покойника». Скончавшегося в больнице мужчину кремировали до того, как узнали родственники

4 060
mk.ru

29-летний Максим Беляев из старинного города Сергач Нижегородской области уехал на заработки в столицу. Через несколько месяцев мужчина попал в больницу и спустя сутки скончался. Родственников умершего не стали искать, поэтому его просто кремировали за счет средств из бюджета. А матери выдали прах со словами: «Морги переполнены, хранить тела негде, поэтому сжигаем через неделю». Теперь женщина намерена подать в суд, потому что близких не оповестили о смерти Максима.

— Максим — мой младший сын. Уехал из Сергача в июле, отправился на заработки в столицу. У меня муж в июне попал в аварию, впал в кому. Я уволилась с работы, взяла на себя функции сиделки. Невестка была в декрете. Денег на жизнь не хватало. Сын не мог найти работу на родине из-за проблем со здоровьем. В молодости его сильно избили, с тех пор у него было что-то типа эпилепсии: мог идти по улице, а потом вставал как вкопанный, не двигался. Со временем это у него прекратилось, но с таким диагнозом он все равно не мог пройти медкомиссию. Словом, трудоустроиться у Максима не получалось. Тогда он отправился покорять Москву. Естественно, мы созванивались с ним постоянно. До октября связь с ним была. Потом прервалась, — рассказывает Любовь Салькина «Московскому Комсомольцу».

Мать погибшего не знала, чем ее сын занимался в Москве. Любовь Салькина обратилась в полицию, потому что она не могла дозвониться до Максима. Через неделю к женщине пришел участковый с печальными известиями.

— Пришел и протянул мне факс со словами: «Ваш сын умер». Я так и застыла на месте: «Как умер, когда?» Участковый на все мои вопросы только пожал плечами. На том факсе, где сообщалось о смерти моего сына, стояла печать больницы им. Вересаева. Больше ничего не было. Лишь одно предложение: «Скончался 14 сентября 2017 года». У меня опустились руки: уже ведь месяц прошел после его смерти. Где же теперь искать тело? Участковый посоветовал: «Ищите тело в Москве. Мои полномочия на этом закончились», — вспоминает женщина.

mk.ru

Обзванивая больницы, Любовь узнала, что тело мужчины отправили в крематорий, где его уже успели кремировать. Шокированная женщина обратилась в полицию.

— В полиции меня уведомили, что документ, подтверждающий смерть моего сына, они отправили нашему участковому по почте 28 сентября. Моего сына на тот момент еще не успели кремировать. Но письмо шло почти месяц, до адресата дошло лишь 18 октября. Максима к тому моменту уже успели сжечь. Почему нельзя было связаться по телефону? И тут я услышала от сотрудника правоохранительных органов: «Не положено по-другому. Мы действуем строго по инструкции», — рассказывает мать погибшего.

Родственники отправились за телом в московский крематорий. Врачи рассказали, что Максим был доставлен в больницу с рядом заболеваний, среди них была пневмония. Через сутки мужчина скончался. Любовь спросила у юристов о правомерности в данной ситуации. По словам экспертов, кремировать человека можно только с согласия близких.

— Патологоанатомы мне объяснили, что покойника положено держать неделю. И добавили: «Мы не можем месяцами ждать всех родственников умерших».

Разыскивать родных пациента не входит в компетенцию врачей. Если человек житель Москвы, то его бы судьбой озаботились, а с иногородним даже время не теряют — оформляют как бомжа. Забрав прах, женщина попросила священника отпеть сына.

— Прах отдали, урну купили, привезли сюда, похоронили. Перед захоронением я пошла к священнослужителю, но он не стал отпевать сына, сказал, уже все дни вышли — и 9-й, и 40-й, уже никто за него не молится. Посоветовал поминки отменить, — говорит Любовь.

mk.ru

Врачи даже не извинились за то, что кремировали тело Максима без разрешения родственников.

— Даже злились на меня, кричали, что не обязаны отчитываться за каждого покойника, — вспоминает женщина.

Сотрудник морга заявил о том, что они действовали по инструкции.

— Мы свою работу сделали как положено. Мужчина поступил к нам как невостребованный. Как правило, за бомжами никто не приезжает, и какой смысл их передерживать? Беляева никто не разыскивал длительное время. Для нас только лучше, если бы родственники забирали тела, тогда бы нам не пришлось оформлять кучу справок, чтобы кремировать за государственный счет. 14 сентября Беляев скончался, 20 мы отправили справку в полицию. Те должны были оповестить по своим каналам родственников. Близкие погибшего приходили к нам, мы им объяснили: «Вы же не знаете, какой образ жизни ваш Максим вел в Москве, не случайно проходил как бомж».