Пульс Внучка Маяковского, работающая художником, судится из-за мастерской в центре Москвы, которую она считает своим родовым достоянием

101
stuki-druki.com

Елизавета Лавинская, работающая художником в одной из студий Москвы, пришла на съемки программы «Звезды сошлись» на НТВ и рассказала, что устала от затянувшегося судебного процесса из-за художественной мастерской. К этому месту она особенно привязана: здесь бывал ее великий дед, работал сын поэта и мама самой Лавинской. А сейчас это здание требуют передать государству.

Елизавета лавинская

Елизавета лавинская:

— У союза художников есть здание. Это очень неприметное здание во дворе. В центре Москвы. Я художник. Исторически оно всегда принадлежало художникам, у меня там маленькая комната. Там работал сын Маяковского и мама моя — скульптор — тоже там работала. И Маяковский там бывал. В те времена здание действительно принадлежало художникам. Сейчас происходят постоянные суды. Потому что так сложилось, что оно как бы художникам не принадлежит теперь.

youtube.com

Здесь, в студии, висит портрет великого деда Лавинской и даже его посмертная маска. «Всегда она со мной, как мой талисман», — признается художница. Ей непросто осознавать, что здание по решению суда было передано государству, несмотря на то, что разбирательства ведутся уже более шести лет.

monateka.com
Елизавета Лавинская

Елизавета Лавинская:

— Сейчас идет второй суд. Если мне скажут освободить здание, то это будет катастрофа, конец жизни. Ко мне приходят туда заниматься дети. Там находится наследие Маяковского и других скульпторов, которое нельзя просто так взять и переставить. К сожалению, можно оказаться и на улице.

Елизавета трепетно относится к ауре этого места и не хочет, чтобы у нее отнимали последнее, что связывает ее с великим дедом. Женщина сама пишет стихи и признается, что «не может читать Маяковского», потому что ей кажется, что «это все она написала». Также она как-то отметила в интервью, что не представляет себе Маяковского старым, поэтому и думает, что ему суждено было умереть молодым.