Пульс «Накурился спайсов», «синдром подражания» случаю в Перми, влияние «АУЕ». Журналисты выясняли, почему подросток напал на школу в Бурятии

1 258
Медуза

Как мы писали ранее, утром 19 января в военном поселке Сосновый Бор под Улан-Удэ девятиклассник  Андрей (Имя изменено - Прмеч. ред) с топором напал на учительницу и учеников. Предварительно он устроил в школе пожар с помощью коктейля Молотова, принесенного с собой. Пострадали семь человек, у одной девочки отрублены пальцы, у другой рассечена щека. Сейчас они находятся в реанимации, как и напавший на них школьник.

На той же неделе произошло два аналогичных инцидента — сначала в Перми, потом в Челябинской области. Следователи считают, что между тремя случаями может быть связь. Депутат Госдумы и бывший министр образования Бурятии Алдар Дамдинов заявил о возможном «синдроме подражания» случаю в Перми. Елена Мизулина высказала предположение о причастности к нападениям «групп в соцсетях». Жители поселка опасаются, что в деле замешана криминальная субкультура «АУЕ». Родители одноклассников Андрея  в школьных сообществах на Фейсбуке пишут, что он перед нападением «накурился спайсов». Корреспондент «Медузы» на месте разбирался в истинных причинах случившегося.

Все произошло в пятой школе. Трехэтажное здание из желтого кирпича расположено рядом с хвойным лесом. Под ногами хрустит глубокий снег и битое стекло, над головой дырами зияют разбитые окна третьего этажа. Там находится кабинет русского языка и литературы, куда утром 19 января вошел 15-летний  Андрей  с топором  и «коктейлем Молотова» в руках. Подросток кинул в класс зажигательную смесь и стал поджидать на выходе спасавшихся бегством учеников. Всего он ранил шестерых человек. Седьмую пострадавшую, учительницу, доставили в больницу после обморока на улице.

Медуза

— Я и сейчас просто не верю всем этим словам, что  Андрей  мог такое сделать. Все время отзывчивый, помогал, участвовал везде. Спокойный человек, никогда не агрессировал, не дрался, шутки, истории смешные рассказывал.


О самом Андрее ученики школы № 5  заявили — он фанат движения «АУЕ» («Арестантский уклад един» или «Арестантское уркаганское единство»), последователи которого романтизируют тюремную и уголовную эстетику. Некоторые из них утверждают, что школа «буквально охвачена АУЕ». Версию о «принадлежности нападавшего к криминальной субкультуре» собираются проверить и следователи, однако она не является приоритетной.

Координатор некоммерческой организации «Дальневосточно-Сибирская военная правозащита» (ДСВП) Марина Нестеренко-Зайцева, напротив, убеждена, что идеи АУЕ сыграли ключевую роль в случившемся. Женщина встречалась с  Андреем . однажды — после лекции, которую она проводила в рамках организованной ДСВП «Школы призывника». Молодой человек, по ее словам, не проявлял агрессии и интересовался карьерой военнослужащего.

— Ничего я в этом мальчике негативного не увидела. Наоборот, подумала, что его надо в правильное русло… Мы хотели военно-спортивную школу организовать в Улан-Удэ, вот туда его надо.

А  АУЕ — это не фейк. Это конкретные люди. У нас много колоний [в Улан-Удэ], одна рядом [с Сосновым бором]. Выходят на свободу и остаются жить в городе. Многие работают на гражданских должностях в воинских частях. У нас в части был плотник, который 11 лет отсидел за убийство матери. Военные их терпеть не могут, но что делать? Кто еще пойдет на зарплату в 8 тысяч рублей? А эти идут. Кроме того, никто не хочет об этом говорить, чтобы не навредить себе. 

Подростки с проблемами в семье чувствуют себя никому не нужными, чем пользуются бывшие заключенные. Марина рассказала, что подобный случай был в ее практике как раз в пятой школе. Тогда ребенка удалось спасти. Но за всеми не уследишь.

— Разводятся родители, дочь или сын становится несчастным ребенком, эти бандюки, гопота начинают его обхаживать. Знаете, каких усилий потом стоит его вытащить [из такого круга общения]! Вовлекают молодых девушек, чтобы сделать их проститутками, молодых людей спортивных, чтобы они воровской деятельностью занимались. Одного ребенка мы так вытаскивали с прежним директором пятой школы из этой ямы.

Нестеренко-Зайцева уверена, что так было и с  Андреем, однако в школе на проблемы попавшего в беду подростка не обратили внимание, в том числе и потому, что там недавно сменился директор. Женщина убеждена: соцсети здесь ни при чем. Интернет в поселке дорогой и работает с перебоями.

 — Причем тут Интернет! Он у нас там бывает с перебоями. Кроме того, стоит больше тысячи рублей. Кто будет платить? Нет такого, что дети сидят в Интернете круглосуточно. Эта гопота с ними общается вживую. Вы поймите, в Сосновом Бору помимо коренных бурятов две категории жителей — военные и отсидевшие.

Действительно, перспектив у местной молодежи не так много. Средняя зарплата в Улан-Удэ — 10—12 тысяч рублей. Кто может пойти служить, стараются так и сделать. Остальные выбирают между нищенской жизнью и криминалом. Многие из неблагополучных семей, что делает выбор еще более очевидным.

Медуза

Нестеренко-Зайцева убеждена, что  Андрей  попал под дурное влияние и стал планировать нападение еще с лета. Тогда у него начались конфликты с учителями. По ее словам, подросток собирался поджечь школу. Марина не раскрывает свои источники в интересах следствия, но ее слова косвенно подтверждает найденный во время обыска учебного заведения «коктейль Молотова». Он был спрятан за батареей в школьном коридоре. Женщина считает, что двое других подозреваемых были в сговоре с  Андреем, но в последний момент испугались, и это разозлило подростка.

— Двое других  тоже собирались участвовать, но в последний момент сбежали. Я, так понимаю, у Антона случился срыв в этот момент, поэтому он пошел с топором.

Сейчас Андрей   находится в Республиканской клинической больнице скорой медицинской помощи Улан-Удэ (БСМП) — там же, где и остальные пострадавшие. Подростка охраняют 15 полицейских,  его состояние оценивается как среднетяжелое, он в сознании и даже может ходить. Девочку, которой Андрей отрубил два пальца, шесть часов оперировал хирург-ортопед из Санкт-Петербурга, есть надежда, что ткани срастутся. Больше всех пострадала ученица с черепно-мозговой травмой и рассеченной щекой. Она до сих пор находится в коме, врачи не спускают с нее глаз.

Дело расследует Главное следственное управление СК. Андрею предъявлено обвинение в покушении на убийство двух и более человек,  еще двое подростков  проходят свидетелями. Власти Бурятии после нападения пообещали «укомплектовать психологами 100 % школ».