Звезды «Увидев Надю, я сел в кадку с фикусом». Владимир Познер рассказал, почему ушел к другой женщине от супруги, с которой прожил 37 лет

63 021
eventcartel.com

83-летний телеведущий Владимир Познер дал откровенное интервью редактору журнала Hello! Cветлане Бондарчук. В разговоре они затронули множество тем: от программы на Первом канале и правил, по которым он вынужден работать, до его прошлого, родителей и даже личной жизни. Хотя о любви и своих трех женах Познер говорит обычно нечасто.

hellomagazine.com

К теме любви Светлана подвела Познера через вопрос о Боге. Она спросила телеведущего, правда ли, что он — убежденный атеист. Тот ответил утвердительно, уточнив, что верит в творения природы, а не божественной силы. Тогда Бондарчук спросила его, как же он тогда объяснит встречу со своей третьей женой, Надеждой Соловьевой. «Разве это не знак судьбы, не чудо?» — спросила она.

Телеведущий ответил, что не верит в судьбу как совокупность поощрений и наказаний. А вот в удачу — да, верит.

— Верю в то, что если быть терпеливым, то можно дождаться. Терпение — одна из моих главных черт. Потому что я по очень разным обстоятельствам должен был уметь терпеть. И может быть, это сыграло роль. Еще то, что я в совсем немолодом возрасте все еще хотел любить. И в 70 лет все еще чувствовал себя вполне мужчиной, и женщины мне нравились… Они мне и сейчас нравятся, хотя мне 83.

pozneronline.ru

Автор интервью спросила его, была ли это любовь с первого взгляда. «Да», — ответил Познер и рассказал, как это было.

— Да. Это очень странно — я очень хорошо помню, что почувствовал, когда ее в первый раз увидел. И одновременно мне в голову пришла мысль: «Ты что, с ума сошел? После 37 лет брака». Противоречие мыслей и чувств, — говорит он. — Во второй раз с Надей мы увиделись, когда она пришла на совещание, посвященное проблеме ВИЧ, которое я вел. Она, как опытный продюсер, должна была организовать концерт, посвященный этой теме. Я встал, приветствуя ее, предложил сесть и сам присел — в кадку с фикусом, вместо того чтобы опуститься на свое место. Настолько я был растерян, понимаете? Ну и потом очень робко, несмотря на внутренний голос, который говорил: «Не будь идиотом!» — я спросил: «Не могу ли я попросить ваш телефон?» Ну и она сказала: «Да, пожалуйста».

От второй супруги, Екатерины Орловой, ему пришлось уйти. Владимир Владимирович признается, что это было очень тяжело. И главным в этом вопросе были даже не дети — с ними-то как раз удалось поговорить по душам и все объяснить — а чувство вины. Которое не утихло до сих пор, даже после смерти Екатерины.

— Дети мои в этом смысле — необыкновенно понимающие люди. Дети — ладно, они были взрослые, как-то было проще с детьми. Самому это было очень тяжело, я вас уверяю. Уход от жены после 37 прожитых вместе лет, понимание того, что она немолодой человек, и чувство вины, которое меня не покинуло… Оно и сейчас есть, но не такое острое, как раньше. Ее больше нет в живых, она умерла два года назад. Мы вначале поддерживали отношения, а потом она не хотела меня видеть, очевидно. Ну и больше я ее и не видел. Все произошло так, как произошло.

Телеведущий признался, что, несмотря на свой преклонный возраст, до сих пор «голоден»:

— В том, что касается жизни, я все еще голоден, я есть хочу. Я много выступаю, езжу, снимаю и от всего этого получаю невероятный кайф.