"

Криминал Ворошиловский стрелок

Дмитрий ГОРДИЕНКО
№8 (403) 18.02.2004

Не было ни копейки, да вдруг... ружье

Кто-то находит десятирублевки, а то и сотенные. Кто-то — шариковые ручки. Говорят, есть счастливчики, которые находили полные бумажники. Каждому везет по-своему. Вот и пятидесятилетнему костомукшанину Михаилу Родчикову повезло: он нашел... ружье. Исправное одноствольное охотничье ружье да еще патронташ с восемью патронами 16-го калибра к нему. Во всяком случае, именно так он впоследствии объяснил, откуда у него появилось незарегистрированное оружие. Дескать, в конце осени аж позапрошлого года был в лесу, зашел в пустую охотничью избушку, а там лежат ружье и патроны. Ничьи. Случилось это у небольшого озерца Максимки в Муезерском районе. Хозяин ружья так и не объявился. Оружие благополучно перебралось в дом Родчикова, где, как ни странно, для него нашелся специальный металлический сейф с замком. Бывает...

Но не зря говаривал классик: если в первом акте на стене висит ружье, в третьем оно выстрелит. Этот постулат подтверждают и милицейские хроники. Костомукшский случай, к сожалению, исключением из правил не стал.

"Крошка сын к отцу пришел..."

"Третий акт" костомукшской драмы начался ровно через неделю после того, как ружье перекочевало из лесной сторожки в дом Родчикова. 28 октября хозяин квартиры вернулся домой нетрезвым: на работе отмечали День водителя. В какой-то момент между супругой Михаила и одним из его уже взрослых сыновей вспыхнул конфликт. Молодой человек также был нетрезв. Сначала конфликт был словесным, но вскоре между отцом и сыном завязалась потасовка. Соседи, встревоженные шумом в квартире, вызвали милицию. Приехавший по вызову наряд ограничился устным внушением, поскольку к моменту прибытия милиционеров скандал завершился примирением. К сожалению, это была лишь короткая передышка.

Слово за слово — и через несколько часов между отцом и сыном вновь началась потасовка. Бойцовская удача была на стороне юности, и тогда мужчина решил прибегнуть к последнему аргументу — оружию. Приступ ярости окончательно затмил и без того затуманенный парами алкоголя разум Михаила: он открыл сейф, достал ружье и с оружием наперевес направился восстанавливать семейную иерархию.

Увидев это, супруга вместе с сыном ретировались из квартиры. Через несколько секунд прогремел выстрел: Михаил пальнул вслед убегающим домочадцам.

Из потасовки — в перестрелку

Перепуганная супруга Михаила стала стучаться в двери соседей с мольбами о помощи. Соседи вновь вызвали милицию, сообщив о стрельбе.

Поднявшись к квартире Родчикова, милиционеры увидели хозяина, стоявшего за открытой входной дверью. По показаниям милиционеров, в руках у мужчины было ружье, которое он держал на уровне живота, направив в сторону входящих.

"Опустить оружие! Милиция! Будем стрелять"! — крикнул один из стражей порядка, доставая из кобуры пистолет, но мужчина не отреагировал. Он по-прежнему сжимал ружье и зло смотрел на милиционеров.

Несколько долгих секунд противники молча стояли друг против друга. Потом милиционер плавно двинулся в сторону, и в этот момент Родчиков нажал на спусковой крючок...

Милиционера спасло чудо: осечка. Вместо выстрела раздался глухой щелчок. Не дав времени на перезарядку ружья, милиционер сделал выстрел из пистолета в пол, после чего вместе с напарником они быстро скрутили дебошира, выбив из рук ружье.

Проведенная впоследствии экспертиза установила, что патрон был вполне боеспособным и капсюль не сдетонировал сразу лишь случайно, а выстрел крупной дробью, произведенный в туловище милиционера с расстояния в метр-полтора, почти на сто процентов стал бы для него фатальным.

Постскриптум

С самого начала следствие по факту ЧП столкнулось с рядом сложностей. Во-первых, домочадцы отказались писать заявление в милицию. Не удалось доказать в суде и факт покушения на сотрудника милиции. Приговор, вынесенный в отношении костомукшского стрелка в конце минувшего лета, можно считать весьма мягким — четыре года и шесть месяцев лишения свободы (условно).

P.S. Имя фигуранта уголовного дела изменено. Публикация подготовлена при содействии прокурора отдела прокуратуры Карелии Надежды Рей и прокурора Костомукши Дмитрия Васько.