"

Культура Балована ваша Галю,

Наталья Севец-Ермолина
№30 (740) 28.07.2010

– Ну что, пойдем снова в сауну, а то в этой Костомукше и смотреть больше нечего, – сплетничают музыканты оркестра Эрмитажа за завтраком в профилактории «Горняк». Приехавшие выступить на Фестивале камерного искусства, они после своего города-музея Питера не могут без достопримечательностей. А в городе горняков, молодом новострое-Костомукше нет ни изысканных архитектурных ансамблей, ни всемирно известных музеев, ни литературных призраков великого прошлого. Зато есть то, чего нет в других маленьких провинциальных городах, – уникальный Фестиваль камерного искусства, отгремевший под сводами местного культурно-спортивного центра «Дружба» уже 23-й раз.

Какая опера? У меня там огурцы чахнут…

О том, что в городе фестиваль, на улице особо незаметно. Несколько растяжек в центре и наличие финских гостей не создают духа праздника. Финская речь на улицах Костомукши – привычная песнь, учитывая близость границы. По вечерам к «Дружбе» стекается фестивальная публика: местные меломаны, сотрудники «Карельского окатыша», раздавшего пригласительные билеты своим сотрудникам, – благо статус генерального спонсора позволяет, молодежь, семейные группы. Зал не переполнен. Это обидно. Билеты недорогие. Да и видно, что больше половины – бесплатники. «А что вы хотите, все на дачах», – объясняют организаторы пустующие фланги в зрительских рядах. Но кворум есть. Фестиваль идет: концерт за концертом, по два в день. В программе и джаз, и оперное пение, и антреприза, и нервный Шопен, и попсовый Вивальди. Всего понемногу. Все, как любит провинциальный интеллигент. Даже на десерт – Инна Желанная со своим психоделическим фолком. Карельская любимица, прославленная на весь мир этноисполнительница повергла костомукшан в шок: такого волхвования не дал ни один коллектив на нынешнем 23-м камерном. Красивая нота в конце.

Меняем Усатову на Кривой Рог

Негласный директор фестиваля, а по должности директор КСЦ «Дружба» Таисия Красникова, нервно спрашивает у чужаков: «Ну что, фестиваль получился?» Неудивительно. Когда бюджет урезан в два раза по сравнению с прошлогодним, есть с чего комплексовать. Когда пригласить хочется Хворостовского, а приезжает тот, кто свободен и относительно недорог. Когда весь год хотели привезти Нину Усатову, а получили в итоге драму для бедных – наскоро слепленных два сомнительных шедевра от московского агентства «Арт-Вояж ХХI век»: вокально-словесный пересказ фильма «В бой идут одни старики» и плоское моралите «Я выбираю жизнь», тут невольно задумаешься: а есть ли место искусству? Но даже в таком небольшом (1 350 000 рублей) бюджете опытный глаз сумел выхватить в разгар отпусков уникальных представителей артистической братии. Приехали давние друзья Костомукши – хор Смольного собора (Санкт-Петербург), спели духовных песен прямо в храме Покрова Пресвятой Богородицы.

Истинной находкой фестиваля стал Театр музыкально-пластического искусства «Академия движения» из Кривого Рога. Что общего между далеким украинским городом и нашей камерной Костомукшей? Во-первых, наличие горной промышленности. И хотя в Кривом Роге аж пять комбинатов, а у нас всего один, но пламенный «Окатыш», есть между хохляцко-карельскими рудниками и побратимские связи. В Костомукше активно продвигает, как она сама говорит, «своих хохлов» Аза Григорьевна Лозовская, некогда жительница их степей, а с 1981 года – наша. Она-то и призвала в Карелию супругов Бельских с их «Академией». И в их философских спектаклях, когда телом сказано гораздо больше, чем в пустозвонных прокламациях от «Арт-Вояжа», продвинутая Костомукша увидела все – и пластику, и мысль, и красоту.

Балована ваша Галю

Как в том известном украинском анекдоте про недовольную мужскими достоинствами жениха невесту, хотелось все время сказать и про Костомукшу. Балована эта Костомукша. Конечно, когда на предыдущие фестивали заглядывали Зураб Соткилава, Елена Образцова, Дора Шварцберг, «Терем-квартет», на нынешние афиши смотреть грустновато. Из всемирно известных имен только Инна Желанная. Но, во-первых, честь и хвала «Карельскому окатышу», который, несмотря на кризис, поддержал-таки фестиваль, хоть и урезал бюджет. Еще один спонсор – Министерство культуры, перечислившее 150 тысяч в копилку камерного, сочло это достаточным и на само действо не явилось. Видать, в отпуске было. Или наш министр культуры Галина Брун, как та самая Галю из анекдота, тоже балована и не соблазнилась нынешним исполнительским составом?

А вот местная костомукшская власть не только была всем составом и ходила почти на все концерты, но еще и дала два приветственных банкета для участников фестиваля. Один – побогаче, от «Окатыша», другой – чуть скромнее, особенно по алкоголю, – от главы городского округа Шершова. Притопывали и прихлопывали костомукшские отцы города и на выступлении ансамбля студентов Петрозаводской консерватории «Истоки», когда зрителям рассказали про наши два легендарных инструмента – кантеле и йоухикко и спели смешных вепсских частушек «из-под языка» про то, что: «Ты, подружка, дроби-дроби, мы с тобой страшные обе, посмотрю я на себя, да все же ты страшней меня».

А если говорить о том, что такое звезда на афише, так это тоже вопрос спорный. Вот солистка Мариинки Лариса Юдина, обладательница шикарного колоратурного сопрано, не обременена пока мировыми контрактами с Ла Скала и Метрополитен-опера. Но в Костомукше у нее уже несколько сотен фанатов объявились. Не говоря уже о молодом гении Александре Лубянцеве, который с первых нот захватил в заложники весь зал. Не только с помощью нервно-паралитического Шопена, но и собственным оружием – доводящей до зрительского столбняка исполнительской харизмой. Молодой пианист был в Костомукше три года назад, сразу после победы в Конкурсе молодых исполнителей имени Чайковского. Как знать, может, через пару лет наш юный герой, ныне студент Петрозаводской консерватории, прилетит откуда-нибудь из Нью-Йорка или из Парижа, где набирался вдохновения Шопен, в Костомукшу, где набирался мировой славы и черники в окрестных лесах и сам Лубянцев.