"

Культура Культур-мультур, брун-врун и маленькая тележка

Александр Фукс
№2 (764) 12.01.2011

Культура в 2010 году била ключом. Причем била в самом буквальном смысле. Год ознаменовался околокультурными войнами, закрытиями существующих театров и открытием несуществующих, громкими отставками, судом и «Золотой маской» солисту балета.

Все началось с пермской «Хромой лошади». После огненной трагедии в этом ночном клубе по стране прокатилась волна пожарных рейдов, а за ними последовали закрытия небезопасных по части эвакуации помещений. Карелия, естественно, не оказалась в стороне от этой кампании, и в самом начале сезона жертвами пожарной бдительности пали «Творческая мастерская» и зрительный зал гостиницы «Маски». Оба помещения закрыли, в результате чего два театра республики оказались на улице.

Труппа, выгнанная из «Масок», попыталась было вернуться в свой большой дом – в здание отреставрированного Муздрамтеатра, но с удивлением узнала, что они там лишние. Театр после ремонта стал сугубо музыкальным, а непоющих и нетанцующих решено было расформировать за ненадобностью. Министр культуры Галина Брун объясняла это тем, что в Карелии на душу населения слишком много театров. А казне это содержать дорого.

После расставания с 15 артистами Русской драмы Министерство культуры вступило в бой с директором Национального театра Сергеем Прониным. Оно предложило «националам» потесниться и поделить свою площадку с мыкающейся без помещения «Творческой мастерской». Пронин воспринял это как покушение и написал открытое письмо, где дерзко назвал Галину Брун Галиной Врун. Битва теленка с дубом закончилась падением теленка. Пронина сместили, а на его место вернули из Питера бывшего директора театра Арвида Зеланда.

Что до Галины Брун, то она предложила построить во дворе филармонии новый зал персонально для «Творческой мастерской», после чего судьбоносно переименовала «ТМ» в Театр русской драмы. Тут налетел свежий ветер перемен и Галины Тойвовны как министра культуры не стало.

Зато из пепла возродились 15 актеров из «Масок». Они создали новый театр, назвали его «Ad Liberum», то бишь свободный, и уже даже представили народу пару бесшабашных комедий.

Что до «Творческой мастерской», то, прожив год без зрителей, она вдруг опять обрела свое помещение. К годовщине трагедии в «Хромой лошади» выход через сцену вполне стал соответствовать нормам пожарной безопасности и актеры взялись за старое – радовать соскучившуюся по ним публику. Меж тем известный актер «ТМ» Олег Липовецкий получил режиссерский диплом в ГИТИСе. Пока, к сожалению, он не был востребован родным театром в качестве режиссера. Зато, говорят, с большим успехом поставил три спектакля в Башкортостане и Сибири. Ох, нет пророка в своем отечестве. Обидно.

И, наконец, главное культурное хвастовство республики – Музыкальный театр. После более чем трех лет реконструкции в результате сотен миллионов вложений он предстал перед народом, как и прежде, без пандусов для инвалидов и почему-то с прямоугольными станками для танцоров. Но если безропотные танцоры просто приноровили свои ладошки под ребристые поручни, то инвалиды молчать не стали и подали на правительство и дирекцию театра в суд. Те пыталась объяснить, что здание театра – сооружение историческое и инвалидная дорожка может испортить его красивый вид. А красивый вид, как известно, для настоящей культуры куда важнее, чем некрасивые инвалиды. Суд, однако, посчитал иначе, и дирекция театра купила по такому случаю некое волшебное кресло, на котором она сможет закатить инвалида в зал без всякого пандуса.

Впрочем, кроме суда, Музыкальный театр пережил в этом году и много хорошего. Он усладил население помпезными «Травиатой» и «Онегиным». А замечательный танцор Владимир Варнава взял и получил в этом году «Золотую маску» за роль Меркуцио в «Ромео и Джульетте». И это самое приятное и достойное достижение нашей культуры в 2010 году.