Истории «Нам очень холодно… Вырыть пещеру не можем… Двигаться не можем…» Драматичная история гибели восьми советских альпинисток, которая так потрясла весь мир

25 908
«Нам очень холодно… Вырыть пещеру не можем… Двигаться не можем…» Драматичная история гибели восьми советских альпинисток, которая так потрясла весь мир

В 60−70-е годы прошлого века бум альпинизма буквально захлестнул советскую молодежь. Романтика гор манила все новых любителей этого вида спорта, которых стало еще больше после выхода фильма «Вертикаль» с Владимиром Высоцким в одной из главных ролей. «Если друг оказался вдруг…» и «Лучше гор могут быть только горы» — напевали про себя сотни и сотни альпинистов, стремившихся к покорению все новых вершин.

Альпинизм — женское дело

А последних на территории бывшего СССР хватало. Только семитысячников в его границах насчитывалось пять штук, а гор поменьше и того больше. Одним из главных семитысячников, который некоторое время называли даже самой высокой вершиной страны Советов, был знаменитый пик Ленина. Расположенная в системе Памира вершина высотой 7134 метра считалась не особенно сложной для восхождения и в отличие от пика Победы не имела среди альпинистов такой дурной славы. Основной, или еще называемый классическим маршрут не требует здесь особых навыков и большого альпинистского опыта, из-за чего пик Ленина слыл самым доступным семитысячником. Именно на вершину этой горы в 1958 году поднялась первая женщина — советская альпинистка Екатерина Мамлеева.

climbing.ru
Пик Ленина

Пик Ленина

Женский альпинизм развивался в СССР такими же бурными темпами, как и мужской. И по одиночке, и группами женщины на равных с сильным полом участвовали в покорении самых высоких и крутых гор. Пионером женского альпинизма в СССР стала Эльвира Шатаева.

alpklubspb.ru
Эльвира Шатаева

Эльвира Шатаева

Выпускница Московского художественного училища профессионально занималась бегом на коньках, пока в начале 60-х не увлеклась альпинизмом. В ее послужном списке числилось немало сложных и экстремальных восхождений на Кавказе и Памире, в том числе по опаснейшему маршруту на пик Коммунизма, она стала третьей женщиной, побывавшей на этой вершине. В 1970 году за достижения в области альпинизма Шатаевой было присвоено звание «Мастер спорта СССР». Муж Эльвиры, известный советский альпинист-инструктор Владимир Шатаев, вместе с ней прокладывал маршруты будущих восхождений. Вместе они совершили не одно восхождение, в том числе и на тот самый пик Ленина.

mountain.ru
Владимир и Эльвира Шатаевы

Владимир и Эльвира Шатаевы

Вернувшись из очередного похода, Эльвира задумалась над тем, чтобы установить своеобразный рекорд — покорить семитысячники силами женской команды. Такого до нее не делал никто. Первой целью женской команды стал семитысячный пик Евгении Корженевской — этот пик его первооткрыватель, русский географ Николай Корженевский, назвал в честь своей жены. В экспедиции, состоявшейся в 1972 году, вместе с Эльвирой Шатаевой участвовали Галина Рожальская, Ильсиар Мухамедова и Антонина Сон. Восхождение завершилось успешно и было высоко оценено — участниц экспедиции наградили медалями «За выдающиеся спортивные достижения».

mountain.ru
Женское восхождение на пик Корженевской

Женское восхождение на пик Корженевской

Через год Эльвира Шатаева организует новую женскую экспедицию, на этот раз на Северный Кавказ. Пятеро альпинисток покоряют гору Ушба, причем за один подъем сразу обе ее вершины, что считается сложным занятием даже для самых опытных спортсменов.

mountain.ru
Группа на Ушбе

Группа на Ушбе

Третьей «мишенью» женской команды должен был стать уже знакомый пик Ленина. Маршрут был тщательно разработан и продуман до деталей. Планировалось, что альпинистки поднимутся через скалу Липкина, взойдут на вершину, а затем спустятся через вершину Раздельная, сделав так называемый траверс, который Шатаева успешно испытала годом ранее на Ушбе. Этот маршрут считался не самым экстремальным на пике Ленина. Более трудозатратные и сложные маршруты отвергла сама Шатаева, ведь у нее в планах было покорение еще двух вершин, поэтому она решила не рисковать. Особых оснований для волнения и вправду не было — пик Ленина считался едва ли не самым безопасным среди советских семитысячников. За первые 45 лет восхождений на эту вершину там не погиб ни один альпинист.

В свою команду Шатаева взяла опытных и подготовленных спортсменок: Ильсиар Мухамедову, Нину Васильеву, Валентину Фатееву, Ирину Любимцеву, Галину Переходюк, Татьяну Бардашеву и Людмилу Манжарову.

«Все настолько хорошо, что мы даже разочарованы в маршруте»

Команда собралась в полном составе в Оше 10 июля 1974 года. Восхождению предшествовали тренировки и акклиматизация, в команде девушек были прекрасные взаимоотношения. Все дни напролет они проводили в тренировках, а вечером все вместе смотрели фильмы и еще раз прорабатывали маршрут восхождения. В конце июля девушки узнали, что на пике Ленина погиб известный американский альпинист Гарри Улин. Это был первый спортсмен, погибший на вершине. Буквально вслед за ним погибла швейцарка Ева Изеншмидт. Метеорологи выдали прогноз, который гласил, что в районе пика Ленина возможны снегопады, резкие перепады температур и сходы лавин. Тем не менее команда Шатаевой от своих планов не отказалась.

medturism.com
Эльвира Шатаева

Эльвира Шатаева

Восхождение на гору оказалось на удивление быстрым и относительно легким. Альпинистки регулярно выходили на связь и сообщали, что успешно продвигаются к цели.

2 августа в 13 часов Эльвира передала на базу:

— Осталось около часа до выхода на гребень. Все хорошо, погода хорошая, ветерок несильный. Путь простой. Самочувствие у всех хорошее. Пока все настолько хорошо, что даже разочаровываемся в маршруте.

Группа Шатаевой не была единственной в том районе. В это же время там работали несколько мужских команд. Группы Георгия Корепанова и Гаврилова-Клецко находились в пределах одного дневного перехода от команды Шатаевой. Между этими тремя группами: Шатаевой, Гаврилова, Корепанова — и базой поддерживалась регулярная связь, то ли прямая, то ли путем передачи через посредника. Внизу общую координацию по радио осуществлял опытный инструктор Виталий Абалаков. Кроме того, альпинисты постоянно держали связь между собой.

Именно радиостанция позволила установить, что произошло с группой Шатаевой дальше. Утром 3 августа Эльвира сообщила, что они решили взять день отдыха и лучше подготовиться к штурму.

risk.ru

4 августа с другой стороны вершины поднималась группа Корепанова. К вечеру, достигнув вершины, они начали спуск и до темноты успели спуститься на несколько сот метров в обратном направлении, к вершине Раздельной.

Около 17 часов Шатаева передала на базу:

— Ребята «сделали» пик Ленина. Нам завидно. Но завтра нас тоже можно будет поздравить. Пусть Корепанов нас встречает на Раздельной, греет чай. Поздравляем Жору (Корепанова) с днем рождения. Желаем всего доброго. Несем тебе презент. Пик Ленина ты уже покорил, теперь желаем восьмитысячника.

В этот же сеанс связи Шатаева сказала, что погода меняется.

— Погода портится. Идёт снег. Это хорошо — заметёт следы. Чтобы не было разговоров, что мы поднимаемся по следам.

В момент этой связи еще одна экспедиция — группа Гаврилова — отдыхала рядом с женским биваком на высоте немного выше шести тысяч метров. Один из ведущих участников группы, заслуженный мастер спорта Константин Клецко запросил лагерь о дальнейших действиях. Мужчины получили ответ: у Шатаевой всё хорошо, вы можете продолжать спуск. Альпинисты из группы Гаврилова даже успели встретиться с девушками и попить с ними чаю. Как оказалось впоследствии, они были последними, кто видел их живыми.

climbing.ru

Смерть в прямом эфире

5 августа в 17 часов Шатаева сообщила по радио, что они вышли на вершину. База ответила поздравлениями и пожелала успешного спуска. Но как раз со спуском возникли проблемы.

Чуть позже Шатаева снова вышла в эфир:

— Видимость плохая — 20−30 метров. Сомневаемся в направлении спуска. Мы приняли решение поставить палатки, что уже и сделали. Палатки поставили тандемом и устроились. Надеемся просмотреть путь спуска при улучшении погоды. Думаю, не замёрзнем. Надеюсь, ночёвка будет не очень серьёзной. Чувствуем себя хорошо.

На базе эти новости восприняли с тревогой, но решение встать лагерем на вершине в условиях нулевой видимости и надвигающейся темноты одобрили. Иного варианта не было.

6 августа, 10 часов утра.
Шатаева — базе:

— Погода ничуть не изменилась. Видимости никакой. Мы встали в 7 часов и все время следим за погодой — не появится ли просвет в тумане, чтобы определиться, сориентироваться на спуск. И вот уже 10 часов, и ничего, никаких улучшений. Видимость все такая же низкая — примерно 20 метров.

На базе рекомендовали повременить с решением о спуске.

medturism.com

13 часов. Шатаева — базе:

— Ничего не изменилось. Никаких просветов. Ветер начал крепчать, и довольно резко. Видимости тоже нет, и мы не знаем, куда же нам все-таки двигаться. Мы готовы в любой момент выйти. Но время прошло… Мы сейчас готовим обед. Хотим пообедать и быть наготове, чтобы собраться за 10−15 минут, не больше. Имеет ли Жора для нас какие-нибудь рекомендации? Сообщите, не идет ли кто в нашу сторону?

База тем временем вела экстренные консультации с другими командами. Однако ясного ответа выработать было нельзя. Погода ухудшилась настолько, что в сторону вершины в этот момент не выдвигалась ни одна из команд. Видимости не было, следы предыдущих групп замело. Советовать девушкам спускаться в таких условиях можно было только при крайних обстоятельствах. Но и оставаться дальше на вершине было крайне небезопасно.

17 часов. Шатаева — базе:

— Мы хотели бы уйти с вершины вниз. Мы уже потеряли надежду на просвет… И мы хотим просто начать… по всей вероятности, спуск… Потому что на вершине очень холодно. Очень сильный ветер. Очень сильно дует.

Кроме того, Шатаева запросила консультацию врача. Выяснилось, что одну из спортсменок уже около суток рвёт после приёма пищи. По словам самой Шатаевой, они предполагали проблемы с печенью.

Медик Анатолий Лобусев, которому изложили симптомы, был категоричен: группа должна начать немедленный спуск. Шатаева перечислила ему, какие есть медикаменты в распоряжении группы, врач в свою очередь рассказал ей, что и когда колоть в виде уколов. Кроме того, выяснилось, что симптомы заболевания проявились еще у одной девушки, а медикаментов сразу на двоих больных могло не хватить.

База (Абалаков) — Шатаевой:

— Объявляю вам выговор за то, что не сообщили раньше о больной участнице. Срочно выполнить указание врача — сделать укол — и немедленно спускаться по пути подъёма, по маршруту Липкина.

Шатаева — базе:

— Я поняла. Хорошо. Сейчас же сделаем уколы, собираем палатки и немедленно — через 15 минут — начинаем спуск. Все, что касается выговора, предпочитаю получить внизу, а не на вершине.

Они начали спуск. В условиях, когда на спуск не решилась бы самая подготовленная альпинистская группа в мире. Чудовищный ветер и снег переросли в ураган, который нарастал с каждым часом.

7 августа в 10 утра Шатаева снова вышла на связь: ночью ураган разорвал палатки, унёс вещи, в том числе рукавицы и примусы, но главное — в 23 часа при спуске трагически умерла Ирина Любимцева.

Из базового лагеря вышел отряд советских альпинистов на помощь группе Шатаевой. В это же время без просьб со стороны советского лагеря, добровольно, вышли также французы, британцы, австрийцы и японцы, которые были к вершине ближе всего.

risk.ru

14:00, Шатаева — базе:

— У нас умерли двое — Васильева и Фатеева… Унесло вещи… На пятерых три спальных мешка… Мы очень сильно мерзнем, нам очень холодно. У четверых сильно обморожены руки…

База — Шатаевой:

— Двигаться вниз. Не падать духом. Если не можете идти, то шевелитесь, находитесь всё время в движении. Просим выходить на связь каждый час, если будет возможность.

Альпинисты, вышедшие на помощь, не щадили себя, несмотря на то, что видимость стала почти нулевой, а ветер сбивал с ног. Но они уже ничего не могли сделать. Японцы, продвинувшиеся дальше других, вынуждены были отступить после того, как члены группы получили обморожения.

15.15, Шатаева — базе:

— Нам очень холодно… Вырыть пещеру не можем… Копать нечем. Двигаться не можем… Рюкзаки унесло ветром…

База — Шатаевой:

— Сделайте яму, утеплитесь. Завтра придет помощь. Продержитесь до утра.

Последнее сообщение от группы пришло 7 августа в 21:12. Передачу вела уже не Эльвира Шатаева, а Галина Переходюк. С трудом произносимые слова перебивались плачем. Наконец Галина с огромным трудом произнесла:

 — Нас осталось двое… Сил больше нет… Через пятнадцать-двадцать минут нас не будет в живых…

Еще дважды чувствовалось нажатие кнопки рации — попытки выйти в эфир…

Шок, потрясший мир

Когда ураган стих, до места трагедии первыми добрались японские и американские альпинисты. Тела девушек нашли на следующий день.

«Когда мы после этого вернулись в палатку, — рассказал один из них позже, — у нас начались слуховые галлюцинации. Джек и я слышали снаружи голос, похожий на жалобный голос девушки. Но каждый раз, когда мы выходили из палатки посмотреть, слышали только скрип растяжек под тяжестью снега».

medturism.com

Японцы составили план с расположением тел. На место трагедии прибыл и Владимир Шатаев.

Я так и знал — это Эльвира. Она лежит лицом вверх, головой к северу, раскинутые руки без рукавиц…

Ребята тактично оставили нас вдвоем и спустились вниз за перегиб. Спасибо им — мне нужно побыть с ней наедине…

Кто-то должен надиктовать на пленку. Магнитофон у меня под одеждой — достать его нелегко… И нужно ли? Шнур микрофона короткий. Если это сделает кто-то из них, я должен стоять на привязи и слушать чужой деловой голос… Стоять и ждать… Лучше самому.

Нажав кнопку пуска, поднес к губам микрофон и сказал: «Эльвира Шатаева… Ногами к югу. Голова в капюшоне. Анарака голубого цвета, пуховка. Брюки-гольф, черные, вибрам двойной, на ногах «кошки». Очков нет. В четырех метрах найдена резинка от очков… В карманах карабин и разные дамские мелочи — маникюрная пилка, щипчики для ногтей, карандаш «Живопись», круглое зеркальце — разбитое (в трещинах).

alpklubspb.ru

Десятью метрами выше нашли Галину Переходюк. И так одно тело за другим… Но тут выяснилось, что количество тел не совпадает с численностью группы — одна из девушек исчезла. Появилась безумная надежда — а вдруг хотя бы одной удалось выжить? Однако все надежды казались напрасны. Восьмую, Нину Васильеву, нашли в разорванной палатке под телом Валентины Фатеевой — японцы её просто не заметили. Альпинисты вырыли в снегу две временные могилы, над которыми воткнули черенки лопат и флажки.

medturism.com

Трагедия с группой Шатаевой потрясла не только альпинистское сообщество, но и весь Советский Союз. Со всех его уголков в Спорткомитет СССР и Владимиру Шатаеву, а также родным погибших девушек слали телеграммы и письма с соболезнованиями и словами поддержки.

«Господин Шатаев, — писал спортивный тренер из США, — этим утром по дороге в школу я прочитал в „Нью-Йорк таймс“ статью о Вашей супруге Эльвире. Я был тронут до слез Вашей потерей. Я никогда не переживал смерти близких мне людей, но по каким-то причинам чувствую себя близким Вам и Вашей супруге. Я не понимаю моего чувства, но хочу, чтобы вы знали, что я разделяю вашу потерю. Эд Крамер».

Крупнейшие издания мира рассказали о событии на Памире.

«Советский спорт»

Мы не забудем наших отважных девушек. Их имена навечно будут занесены в летопись советского и мирового альпинизма… Как и другие, крепкие духом люди, они отдали свою жизнь в споре с горными гигантами планеты.

После трагической гибели женской команды на пике Ленина в августе 1974 года в управлении альпинизма сделали свои выводы и внесли дополнение в правила горовосхождений: начиная с четвёртой категории трудности и выше в составе группы не должно быть больше одной женщины. Это привело к возмущению среди альпинистов, но чиновники были непреклонны.

Что до трагедии с группой Шатаевой, то ее причинами посчитали тяжелые погодные условия, что привело к гибели альпинисток от холода. Позже появилась версия о том, что группа была далеко не идеально акклиматизирована к условиям пика Ленина и маршруту, а скомканный тактический план восхождения и спуска только усугубил ситуацию. Неполное восстановление на достигнутых высотах сыграло с ними дурную шутку. В пользу этой версии говорит гибель первой участницы еще до того, как ураган набрал силу и унес палатки и вещи. Даже профессиональные и хорошо подготовленные спортсменки оказались, таким образом, бессильны перед острой горной болезнью с одной стороны и обморожением — с другой.

По неписаному правилу, альпинисты, погибшие высоко в горах, навсегда остаются там. Операция по спуску тел чрезвычайно сложна, затратна и опасна. Но в этом случае мужчины посчитали, что не имеют права оставить погибших девушек там, среди снега и льда.

Через год Владимир Шатаев подал в Спорткомитет заявку на проведение экспедиции по спуску тел членов команды Эльвиры Шатаевой. В Спорткомитете всё поняли правильно и дали добро. Больше того, со всего СССР Шатаеву шли письма и телеграммы от добровольцев, желающих участвовать в операции.

alpklubspb.ru

Операция по спуску тел заняла 14 дней. Всех восьмерых: Эльвиру Шатаеву, Нину Васильеву, Валентину Фатееву, Ирину Любимцеву, Галину Переходюк, Татьяну Бардашеву, Людмилу Манжарову и Ильсияр Мухамедову похоронили у подножия пика Ленина, в урочище Ачик-таш, на «Поляне эдельвейсов».



Загрузка...