Из жизни Молодая девушка, ставшая жертвой серийного маньяка-насильника, влюбилась в своего мучителя! Теперь она требует, чтобы ему смягчили приговор

23 083
kp.ru

В Нижнем Новгороде районный суд вынес приговор «парковому насильнику». Так в 2014 году окрестили маньяка, нападавшего на юных девушек на дальних аллеях огромного Сормовского парка. Насильник впервые проявил себя в сентябре 2014 года. Тогда с разницей в три недели он утащил в кусты двух 17-летних школьниц. Первый громкий случай произошел 5 сентября 2014 года. Тогда прямо средь бела дня мужчина надругался над 17-летней девушкой в Сормовском парке. Схватив ее за волосы, он увлек жертву за собой в заросли деревьев у остановки "Сатурн" и совершил над ней действия сексуального характера, после чего, прихватив серьги и кольцо жертвы, скрылся. Задержать преступника тогда не удалось.

Буквально через три недели после этого на весь город прогремела информация о еще одном подобном случае. Днем 28 сентября мужчина за волосы утащил в кусты Сормовского парка 17-летнюю девушку и изнасиловал ее. После этого нижегородцы с ужасом заговорили о том, что в городе орудует серийный маньяк. Мужчины стали по возможности встречать и провожать своих жен, мам, сестер, а девушки стали обходить "чертово место" за версту даже днем. Но, увы, не всем удалось уберечь себя. Вскоре фоторобот маньяка появился на всех заборах и столбах Нижнего Новгорода.

Летом 2015 года насильника задержали. К удивлению многих, им оказался 26-летний женатый нижегородец, растивший с женой сынишку. После долгих допросов стало понятно, что жертв у насильника больше, чем все думали. Его судили по пяти эпизодам изнасилования и покушения на изнасилование, пяти эпизодам покушения и насильственных действий сексуального характера, а также двум эпизодам грабежа. Всего его жертвами стали шесть женщин, четырем из которых еще не было восемнадцати. Также позднее выяснилось, что в 2008 году осужденный в квартире одного из домов Сормовского района пытался надругаться над 40-летней матерью своего товарища. Таким образом, на счету преступника оказалось семь жертв.

kp.ru

Все они с нетерпением ждали вынесения приговора своему мучителю. И все жаждали самого строгого наказания. Суд приговорил насильника к 17,5 года в колонии строгого режима. Однако сразу после заседания 20-летняя Наталья, одна из жертв маньяка, заявила, что будет... обжаловать приговор! Когда маньяк изнасиловал девушку, ей было всего 17 лет. На тот момент у Натальи уже был маленький сын. Неожиданно на нее сзади напал пьяный невменяемый насильник. Наталья решила делать все, что он скажет, лишь бы остаться в живых. Ради сына. Тот роковой день Наталья захотела подчистую стереть из памяти и поменьше о нем рассказывать даже самым близким людям. 

Спустя год ее вызвали на допрос. Пять других жертв серийного насильника на допросах нервничали, кто-то даже плакал. Но Наталья спокойно и стойко отвечала на все вопросы следователей. Судебное разбирательство длилось больше полутора лет, и все это время девушка с завидным упорством приходила на заседания. Отпрашивалась с работы, оставляла сына на попечение родителей и шла в суд, чтобы еще раз увидеть своего насильника.

Через год в суде стали замечать кое-что совсем из ряда вон: через толстые прутья решетки, за которой сидел Евгений, Наташа стала робко передавать ему письма. А он - ей в ответ. Вот что Наталья рассказала журналистам "Комсомольской правды".

Наталья, жертва насильника

Наталья, жертва насильника:

- Я очень хорошо вижу людей, практически насквозь. И я увидела, что Евгений – человек хороший. Просто ему не повезло! В тот день взгляд у него был отсутствующий. Видно было, что он очень пьян, что его понесло. Нет, ну кто по пьяни не чудит, вы скажите! Он же никого не убивал не бил, не издевался… Ну, что с пьяного человека взять! У него давно дома проблемы были: мать болела, с женой скандалы постоянные, вот и брался за стакан. Я сразу просила в суде, чтобы его взяли под домашний арест! Я уже не помню, кто первый начал переписку… Помню, что Евгений сразу попросил прощения. Он вообще часто просил прощения в письмах… Я ему сразу и сказала, что простила. Мы старались не касаться этой темы, общались на личные темы. Он мне рассказывал о себе, о своем сыне, о маме. Я ему – о себе и о семье. Однажды он через решетку передал мне самодельную иконку. Он откуда-то вырезал образ Божьей Матери, наклеил ее на картон и обмотал скотчем для того, чтобы изображение не затерлось. В следующий раз я принесла ему ангела-хранителя… Это я, наоборот, сама ему помощь предлагала, а он всегда отказывался! И никаких намеков с его стороны никогда не было, общение было, как у двух знакомых, ничего романтического. Когда судья спрашивал, я просила не давать ему колонию строгого режима. Это чересчур жесткое наказание! Конечно, я буду его обжаловать, чтобы Евгению хоть немного смягчили приговор.