Из жизни «Куски соскребут и скажут, что это мой муж, что ли?» Супруга погибшего контрактника «ЧВР Вагнера» в Сирии рассказала о его смерти

4 677

7 февраля в сирийской провинции Дейр-эз-Зор погибло более 200 российских бойцов из частной военной компании Вагнера от удара международной коалиции во главе с США. Американцы заявили, что это была самооборона, потому что отряд планировал попасть в штаб-квартиру «Сирийских демократических сил». По словам атамана станицы Свято-Никольская Олега Сурнина, в день трагедии было известно о 30 погибших, но спустя несколько дней число погибших увеличилось до 217.

Жительница Свердловской области и вдова скончавшегося военного рассказала о том, как умер 38-летний Станислав Матвеев во время командировки в Сирии.

Матвеевы познакомились 13 лет назад, когда Елена работала продавцом, а Станислав экспедитором. Мужчина один работал в семье, помогал по дому и делал ремонт. Увидев ситуацию на Донбассе, он решил помочь людям и поехал строить дома. Там он и заключили контакт с «ЧВР Вагнера». Когда погибший возвращался домой, дети прыгали от счастья и кричали, а другие мужчины завидовали, что их так не встречают. После этой поездки он занялся ремонтами в городе.

— Мне позвонил наш атаман с Асбеста. Спросил сначала, давно ли мы связывались со Стасом. Я ответила, что третий день связи нет. И девочки, у кого мужья там, тоже никто и ничего не знали. Буквально через минуту атаман перезванивает и говорит: «Стаса и Игоря больше нет». Я была в магазине в этот момент, в «Райте». Телефон из рук выронила, вон он сейчас разбитый лежит. Домой шла на автомате, чуть под машину не попала, — рассказала вдова «Znak.com». — Вечером снова атаману перезвонила. Он попросил — не кипишите, мол, ничего толком пока не известно. Я начала узнавать по телам. Попросила, чтобы заказали попа, отпеть по-человечески, когда их доставят. Атаман тогда сказал, что доставить их должны во вторник и официально позвонить с Ростова. Так это на самом деле или как, я не знаю. У казаков пока идет вся информация с Донбасса (плачет). Не знаю, как это у них там все связано. Я пока стараюсь не верить во все это, не готовлюсь к похоронам.

Елене Матвеевой передала видеозапись с боем другая вдова. Жены погибших не верят в достоверность кадров. Им кажется, что это больше похоже на запись видеоигры, но у них нет других доказательств.

youtube.com

— Их просто как собак там расстреляли, как крыс подопытных, — отметила Матвеева.

— Парни даже не знают, что их там видят. Как кролики они там, и не могут никуда спрятаться, — добавила ее мать.

В распоряжении семьи появилась еще аудиозапись, на которой мужчина описал сложившуюся ситуацию. Запись опубликовали в telegram-канале WarGonzo.

— Привет. То, что в Сирии показывают… Короче, это раз… (разгромили) нас. Короче, в одной роте 200 двухсотых, в другой — еще 10. Про третью не знаю, но сильно их растрепали. Били «пиндосы». Сначала «артой» накрыли. Потом подняли четыре вертушки и в карусель запустили… (стреляли) из крупнокалиберных. У наших кроме автоматов вообще не было ничего, не говоря про ПЗРК. Устроили ад. «Пиндосы» конкретно знали, что это мы, русские, идем. Наши шли завод отжимать, а они на этом заводе сидели. Короче, мы… (ударов) получили очень жестких. Наши сейчас сидят на базе и бухают. Много пропавших без вести. Это… (все плохо), короче. Еще одно унижение. С нами никто не считается, как с чертями поступили. Думаю, наши, правительство наше, сейчас заднюю врубит, и никто никакую ответку не сделает за это, — говорил неизвестный.

За все время службы погибший не посвящал супругу в рабочие дела. Она не знала его роту, не знала, с кем служит муж, кто погиб. Мужчина всячески оберегал жену и присылал ей деньги. Так, за полтора месяца он перечислил 109 тысяч рублей. Матвееву нравилась своя работа, он жил этим.

— Его, видимо, затянули все эти автоматы и армейские тренировки. Он где-то через полгода после Донбасса начал скучать уже. Про автомат свой вспоминать, мол, как там моя «ласточка». Я его отговаривала и по-хорошему, и до развода чуть не дошло. Но вижу, что все это бесполезно уже. Намылился он и дорожку себе эту наметил. Они сами по себе здесь даже бегали и тренировались, — отметила Елена.

Станислав уехал на три месяца, затем вернулся на неделю домой и отправился обратно на три месяца. Потом он позвонил и сообщил, что у него не получается выехать, потому что это другое государство. Матвеевы планировали, что глава семейства вернется к марту, когда у сына будут весенние каникулы, но семье так и не удалось встретиться.

— Я бы хотела, чтобы об моем муже узнали все. И не только о моем муже, обо всех пацанах, кто там так тупо погиб. Дико это все! Куда их послали, почему? У них даже защиты не было, как свиней отправили на убой! Хочу, чтобы правительство отомстило за них. Хочу, чтобы о пацанах память осталась, чтобы женам не обидно за мужей было, чтобы дети могли гордиться отцами, — заявила жена погибшего. — Вы лучше скажите, кто мне сейчас должен позвонить, откуда сообщат? Если там всех, на хрен, разорвало, как его опознают, просто куски соскребут и скажут, что это мой муж, что ли?

Второй погибший Игорь Корсотуров тоже служил на Донбассе. Там он вместе с атаманом возил гуманитарную помощь в Луганск. Несмотря на то, что он получил травму ноги на Украине, он не перестал воевать. Так он нацелился на Сирии, потому что туда пошли многие однополчане.

— В Ростове существует база для обучения. Они на этих базах тренируются. Соответственно, там с ними работают «ЧВК Вагнера». Они первый раз, когда уехали туда, им предложили пополам разделиться и разными бортами в Сирию лететь. Мужики отказались. Игорь через два месяца приехал сюда с Ростова. Но потом им поступил звонок от командира, они все собрались и уехали, — объяснил атаман.

Семьи погибших должны получить компенсацию в размере 3 миллионов рублей. Об этом говорят представители «ЧВК Вагнера». Недавно Владимир Путин сообщал, что Сирия находится под контролем правительственных войск и Башара Асада, однако с этим не согласны люди, сражающиеся с террористами.

— Я тоже смотрю телевизор. Есть разница между тем, что нам говорят, и что из первых уст живые люди рассказывают. Пусть не пополам, но часть территории до сих пор контролируется ИГИЛ. Наши ходят на боевые — с завода на завод. Освободят один, встанут на охрану. Потом готовят новую операции и идут на другой завод. Наших в этот раз ждали. Пошел слив информации, их точно ждали, — сказал мужчина.