Пульс «Там одни дыры — здесь прокололись, там прокололись». Бывший пожарный инспектор рассказал, почему в России так много людей гибнет на пожарах

1 136
РИА Новости / Александр Кряжев

25 марта на пожаре в Кемерово погибли не меньше 64 человек, очевидцы считают, что реально количество жертв гораздо больше, чем их официальное число. По масштабу трагедии его сравнивают с произошедшим девять лет назад в ночном клубе «Хромая лошадь», где погибло 153 человека. Также десятки жизней унесли пожары в доме престарелых в станице Камышеватская Краснодарского края в 2007 году (63 жертвы) и в Самарском УВД в 1999 году (57 жертв). В России в пожарах ежегодно гибнет больше людей, чем в среднем по миру. Бывший сотрудник государственного противопожарного надзора, специалист по пожарной безопасности Михаил Семенов рассказал Медузе, почему система работает так плохо.

Медуза

Эксперт назвал несколько ключевых проблем. Первая из них — служба эксплуатации объекта. В каждом здании есть люди, ответственные за пожарную безопасность, главный инженер, электрики. Они не пользуются должным образом системами для спасения человеческих жизней. Михаил убежден, что в случившемся есть вина служб эксплуатации, если версия пожога не подтвердится. По правилам, персонал необходимо обучить тому, как вести себя в чрезвычайной ситуации.

 — Я на 100% уверен, что персонал торгового центра в Кемерово не знал, что делать во время пожара. Люди, которые должны были помогать посетителям и сотрудникам, не помогали. Персонал должен был своевременно отреагировать на возникновение пожара. А этого не было сделано, раз такая площадь [возгорания возникла], я вам точно говорю.

Кроме того, торговый центр не был оборудован всеми необходимыми системами противопожарной защиты.

— Должна быть cистема сигнализации и оповещения, которая «видит» пожар и дает сигнал к эвакуации. Спринклерная система водяного тушения, которая должна задержать пожар и по возможности потушить. Система дымоудаления — это такая противодымная вентиляция, которая должна удалять избытки продуктов горения из помещения, где находится много людей. И все эти системы должны правильно использоваться — они должны быть включены, проходить тестирования. Но такие проверки вообще нигде не проводятся. И это полностью вина службы эксплуатации.

Системы противопожарной безопасности нельзя отключать, как это было сделано в «Зимней Вишне». 25 марта сотрудники ТЦ сообщили, что пожарная сигнализация не сработала. На следующий день Следственный комитет выяснил, что сигнал поступил, но один из охранников его отключил. Михаил объяснил, почему охранники так поступают.

 — Системы часто выключают во избежание недоразумений — кто-то случайно задел спринклер на потолке или где-то закурил, включился сигнал пожара. Покупатели убежали — а это деньги. Поэтому часто системы просто выключают, чтобы не было ложных сигналов.

Проверки тоже стоят денег. Если они и проводятся, инспекторы вынуждены закрывать глаза на нарушения. Проекты некоторых комплексов изначально не соответствуют современным нормам безопасности. Так, здание ТЦ раньше было фабрикой, поэтому оно не отвечает всем противопожарным требованиям. По словам Михаила, в России это распространенная практика.

— Инспектор ГПН не в силах что-то глобально изменить за одну проверку. Если в проекте, например, не было предусмотрено лестничной клетки для эвакуации, то инспектор ее не в силах там создать, даже если будет писать 150 писем и всем будет жаловаться. Так что надо смотреть проектные решения, которые применялись для здания [торгового центра], потому что это здание с точки зрения пожарной безопасности технически сложное.

В России много торговых центров и других зданий, которые строятся и даже проектируются так, что они небезопасны. Это сплошь и рядом. Естественно, экспертизы [принимающие проект] — и государственные, и негосударственные — это все пропускают, потому что тоже заинтересованы. В Москве и в России в целом экспертизы в строительстве не очень честные, так скажем.

Примерно раз в три года государственный противопожарный надзор должен проводить проверку.

— По идее, инспектор должен добиваться, чтобы все системы противопожарной безопасности работали. Но часто это все только на бумаге. Собственники заключают какие-то левые договоры на обслуживание и разными способами вводят инспектора в заблуждение. Ну, естественно, и у инспектора может быть свой интерес — все же люди. Инспекторы могут брать взятки — такое бывает. А бывает, что инспектору звонят сверху и говорят: «Попрощайся и уходи».

От проектного решения зависят жизни людей, но, как правило, рентабельность стоит на первом месте.

— Представьте себе выход из бутика торгового центра в какое-то атриумное пространство, где находятся эскалаторы. Если до ближайшей лестничной клетки от этого выхода не 150 метров, а 25, то шанс у человека спастись гораздо выше. Часто проектом не предусмотрена правильная эвакуация — количество и ширина выходов, длина путей эвакуации. На это часто закрывают глаза, чтобы сэкономить деньги. Сделать лишнюю лестничную клетку в здании — это дорого. И еще за счет этого собственники теряют площадь.

Еще одной причиной огромного числа жертв специалист назвал неосведомленность населения. Мы сами пренебрегаем собственной безопасностью и не знаем, как вести себя в чрезвычайной ситуации.

— У нас люди абсолютно не знают, что делать при пожаре. Люди теряются, не понимают, где оставили детей в магазине, банально не следят. Наше население не обучено действовать в случае пожара, хотя знание определенных правил реально спасает жизни.

Как правило, мы ходим в одни и те же торговые центры. Надо знать, где расположены эвакуационные выходы. Обычно они обозначены. Если обратить внимание, их несложно заметить. Но люди, к сожалению, этого не делают и просто не знают, куда бежать. Никто не знает, что на стойках в некоторых торговых центрах есть противогазы, фонари.

Михаил отметил, что работники ТЦ не имели права закрывать двери в кинозал. Предположительно, таким образом они борются с безбилетниками, нарушая все нормы безопасности.

 — Да, это большой вопрос к службе эксплуатации. На каком основании они закрывают двери? Это как раз та самая проблема доступа к эвакуационным выходам, о которой я говорил. Люди, которые работают в этом здании, просто не понимают до конца своей ответственности. И они просто не обучены.

По словам эксперта, на любом этапе строительства возможна коррупция.

— Первое — экспертиза при приеме проекта. Второе — строительный надзор, который оценивает соответствие объекта принятым проектным решениям. Это очень коррупционная система тоже — ничего так просто не введешь в эксплуатацию. Если, конечно, не построил совсем правильно, но, к сожалению, строители в России не могут так строить — из-за убого написанных строительных норм и человеческого фактора, ошибок. Третье — эксплуатация объекта и отношения с государственным пожарным надзором. Вот, в принципе, и все.

Считается, что пожар в «Хромой лошади» многое изменил в плане безопасности. Михаил убежден, что никаких перемен не произошло. После трагедии начались массовые проверки, которые ни к чему не привели. Он считает, что нужно менять саму систему.

— Нет. Сейчас из-за пожара в Кемерово тоже начнутся массовые проверки торговых центров, как в свое время после «Хромой лошади». Но это неэффективно. Как я уже говорил, дополнительная лестничная клетка в кафе не появится. Какой-то сдвиг будет, но это мелочь, потому что сама система ошибочна — ее участники только мешают друг другу. Там одни дыры — здесь прокололись, там прокололись. А другой системы нет. Поэтому мы и получаем такую картину.