Истории Любовная история Муслима Магомаева: его жизнь с женой была полна драматических эпизодов, но супруги выстояли и прожили вместе тридцать лет

46 229
drprof.ru
Тамара Синявская и Муслим Магомаев

Тамара Синявская и Муслим Магомаев

В Муслима Магомаева были влюблены чуть ли не все женщины Советского Союза. Без выступления певца невозможно было представить ни один правительственный концерт, ни один новогодний «Голубой огонек». Его популярность била все рекорды, а проявления народной любви принимали подчас экстравагантные формы. Однажды эмоциональные поклонницы пронесли на руках автомобиль, в котором сидел их кумир. Но певец, у ног которого лежал весь мир, женился, и все 34 года — до конца жизни — оставался верен своей избраннице.

Конечно, до знакомства с будущей женой в жизни Муслима Магомаева было множество романтических историй. Одна из первых привела будущую звезду советской эстрады в ЗАГС. Восемнадцатилетний юноша учился в Бакинском музыкальном училище. Там он познакомился с однокурсницей по имени Офелия. Девушка так очаровала начинающего певца, что он решил жениться. Молодые расписались тайно, поскольку родные Муслима не благоволили раннему браку. У молодой пары родилась девочка, но вскоре семья распалась. Офелия не смогла выдержать сумасшедшего гастрольного графика восходящей звезды.

Со второй супругой Магомаев познакомился только спустя десять лет. Это произошло в 1972 году в Баку. Тамара Синявская, артистка Большого театра, приехала в Азербайджан на декаду русского искусства. Сначала оперная певица ни в какую не хотела лететь в южную страну, но, оказавшись на узких бакинских улочках, просто влюбилась в столицу азербайджанской республики.

kp.ru
Муслим Магомаев и Тамара Синявская

Муслим Магомаев и Тамара Синявская

Будущих супругов познакомили Роберт Рождественский и его жена. Магомаев протянул Тамаре руку и застенчиво сказал: «Муслим». Синявская улыбнулась в ответ: «И вы еще представляетесь? Вас ведь знает весь Союз».

Через несколько дней глава республики Гейдар Алиев организовал прием прибывших на фестиваль гостей. Он распорядился нагрузить яствами паром и приказал плыть из Баку в Нефтяные Камни. Руководителю Азербайджана очень хотелось показать приехавшим уникальный город, который стоял на сваях и насыпях. Когда паром уже отчалил, Гейдар Алиевич заметил, что ни Магомаева, ни Синявской нет.

— И этот красавец-паром, и наши экзотические Нефтя­ные Камни тогда были нам ни к чему, — вспоминал Муслим Магомаев. — Нам с Тамарой хо­телось не шумного общества, а уединения: хотелось пого­ворить, приглядеться друг к другу.

Вскоре Тамара Синявская улетела на стажировку в Италию, но общения с Муслимом не прекратила. Певец каждый день звонил возлюбленной в далекую страну, и влюбленные подолгу разговаривали по телефону. В то время Александра Пахмутова и Николай Добронравов как раз написали для Муслима Магомаева песню «Ты моя мелодия». Тамара Синявская услышала шлягер одной из первых. Артист исполнил его по телефону.

kulturologia.ru
Тамара Синявская и Муслим Магомаев

Тамара Синявская и Муслим Магомаев

Влюбленные долго не решались пожениться. Ведь Муслима и Тамару связывали высокие и трогательные отношения. Магомаев умел красиво ухаживать за избранницей и мог совершать непредсказуемые поступки. Причем делал он это регулярно. К примеру, присылал огромные букеты цветов в далекую Италию.

Но помимо высокого градуса романтизма, который ни одна из сторон не хотела понижать вопросом о женитьбе, было и еще одно препятствие на пути к заключению брака. Избранница певца была замужем, и он, как порядочный человек, не мог даже намекнуть о свадьбе. Долгое время Тамара пребывала в мучительных терзаниях, но в 1974 году она все-таки сделала первый шаг — подала на развод с мужем.

— У меня с мужем были прекрасные отношения, — вспоминала Тамара Ильинична. — Но тут… «Любовь нечаянно нагрянет!» Наверное, встреча наша была предначертана.

А дальше нерешительность звездной пары помог преодолеть общий друг, известный художник Таир Салахов. Магомаев в то время, не имея квартиры в Москве, жил в гостинице «Россия». Муслим и Тамара были в номере, как на пороге появился Таир. Накрыли стол, сели, завели разговор. Беседа зашла о неопределенном положении влюбленных.

— И вдруг Таир сказал нам реши­тельно: «Ну что вы ходите-бродите, время тянете? Чего еще испытывать? Давайте-ка ваши паспорта. У меня в Союзе художников помощник есть шустрый, он все устроит». Гипноз Таира был таков, что мы подчинились, молча переглянулись и отдали ему наши паспорта… Это, наверное, судьба, — рассказывал Муслим Магометович.

24smi.org
Муслим Магомаев и Тамара Синявская

Муслим Магомаев и Тамара Синявская

Они расписались 23 ноября 1974 года. Свадьба, на которую было приглашено сто гостей, состоялась в столичном ресторане «Баку». Звездная пара не хотела привлекать внимание к своему празднику, но горячие поклонники все равно узнали о свадьбе и собрались под окнами ресторана. Они стояли на морозе и дружно скандировали, ожидая выход певца. Магомаев не мог ответить отказом. Он попросил открыть рамы и на протяжении сорока минут пел у настежь распахнутых окон.

После шумного гулянья в Москве молодые отправились в свадебное путешествие на родину жениха — в Баку. Тамару Синявскую приняли в стране огней как гялин — невестку всего Азербайджана. Руководитель республики Гейдар Алиев принимал молодоженов у себя на даче.

Первые годы совместной жизни дались супругам непросто. Молодая пара давала столичной богеме немало поводов для пересудов. Оба — сильные творческие личности. Оба — яркие незаурядные певцы. И оба — широко известны и любимы публикой. Конечно, поначалу им было трудно. Ссоры, размолвки, досадные недоразумения. Магомаев в сердцах сбегал из дома, покупал билет до Баку и улетал на родину. Но потом по-восточному широко и ярко делал первый шаг к примирению.

Так, однажды Тамара Синявская выступала на сцене Казанского театра, а Муслим тем временем возвращался из азербайджанской столицы. Неожиданно он резко поменял маршрут и вместо Москвы оказался в Казани. Когда оперная певица вышла в антракте на поклон, ей преподнесли букет в сто пятьдесят четыре гвоздики. А вслед за букетом в ложе появился Муслим. Зал ахнул.

fb.ru
Муслим Магомаев и Татьяна Синявская

Муслим Магомаев и Татьяна Синявская

Конечно, Муслим был вспыльчивым супругом. Но именно он уступал первым и шел на примирение. По прошествии времени Тамара Синявская стала смотреть на первые годы совместной жизни, полной драматизма, философски. Она говорила, что ссоры зачастую происходят именно в тех семьях, где царит любовь и взаимное уважение, между по-настоящему родными и близкими людьми. А Муслим Магомаев дополнял жену, отмечая, что гладкая и бесконфликтная жизнь нередко свидетельствует о равнодушии между супругами. Спустя годы Тамара Синявская признавала, что подчас именно она была виновна в семейном разладе, а Муслим всегда поступал мудро. Просто она этого не замечала.

Несмотря на драматические эпизоды в начале совместного пути, Муслим и Тамара прожили счастливую семейную жизнь. Супругам было интересно друг с другом и по прошествии трех десятилетий жизни в браке. Интерес Тамары Ильиничны питали непредсказуемость, непростой характер и талант Магомаева, а Муслим Магометович на всю жизнь оставался очарованным прекрасной певицей и женщиной.

Семейная пара часто жила на даче в Подмосковье. Там Муслим любил сочинять музыку, делать аранжировки и писать картины. Среди его полотен — портреты Гейдара Алиева, Бетховена, Чайковского, Рахманинова, Верди. Магомаев также работал в графике и лепил скульптуры, а супруга аккомпанировала ему на рояле.

— Я люблю на даче сидеть на балконе, дышать воздухом, бродить по лесу, — рассказывал Муслим Магометович. — Тамара радуется, что есть своя зелень к столу, а мне кажется, лучше на рынке все купить. Видимо, я очень городской человек. У нас довольно скромный дом — одноэтажный, но широкий. За городом такая тишина, покой, цветочки, как будто ты уже умер. На самом деле летом в жару люблю сюда приезжать, в бассейне поплавать.

Дачный сад стал в те годы настоящей гордостью супругов. Там росло целых тридцать видов деревьев и кустарников — от привычных яблони и боярышника до экзотического маньчжурского ореха. Но любимыми деревьями все равно оставались родные клен, рябина, береза, каштан. Те, о которых были сложены песни.