Из жизни «Поцеловал ее в последний раз». 30-летняя мать троих детей умерла при родах. Ее муж винит врачей центра, где умерло уже больше десятка новорожденных

2 456
vk.com

Андрей и Екатерина Ким около двух лет назад случайно познакомились, стали встречаться. У Кати после смерти мужа осталось трое детей, но Андрея это не смутило. 29 апреля 2017 года окрыленные молодожены отгуляли свадьбу и выглядели абсолютно счастливыми.

Медовый месяц был Геленджике. Как 30-летняя Катя шутила, «поехали туда за девочкой». Так и случилось. Четыертые роды женщину не пугали: всех своих троих детей она рожала у одной и той же акушерки в перинатальном центре в Бежице. Катя и Андрей заранее договорились с медиками на платные роды.

По словам Андрея, беременность у его жены протекала нормально. 4 апреля у Кати стал тянуть низ живота. Муж отвез ее в перинатальный центр на консультацию. Врач успокоила, что спешить не надо — мол, головка ребенка еще высоко, зачем из нормального состояния делать патологию… 5 апреля многодетной маме стало хуже, поднялась температура до 40 градусов. О своем состоянии она сообщила врачу. Та посоветовала выпить жаропонижающее, а утром приехать в больницу с вещами.

Однако 6 апреля Катю не госпитализировали, как обещали, хотя осмотрели ее уже и гинеколог, и терапевт. Беременная жаловалась на боль в правом подреберье, но врач списала это на то, что ребеночек крутится и, возможно, защемил нерв. Медработники сказали, что это обычное ОРВИ, и беспокоиться не о чем, отправив женщину домой.

— Мы тогда с женой даже немного поругались. Я был очень удивлен, что ее на таком сроке и с температурой отправляют домой, но она так верила этому врачу, а мне было тревожно, — продолжает Андрей. — Мы купили все лекарства, которые выписал врач, но они не помогли. Температура снова поднялась.

Супруги надеялись, что женщину положат в больницу 7 апреля. Андрей отвез троих детей Кати к бабушке. Но когда вернулся домой, Катя сказала, что и сегодня ее не возьмут: свободных боксов, куда ее можно поместить, пока нет, поэтому придется подождать день-два. Встревоженный муж хотел вызвать «скорую помощь», но Катя снова сказала, что врач знает, что делает.

— В ночь я пошел таксовать — надо было денег заработать, чтобы заплатить врачу. Обычно я работаю до 5−6 утра, а тут в 2 ночи мне стало страшно за Катю. Когда вернулся, жена не спала, ей было плохо. Мы лежали до утра, я ее обнимал ее и гладил животик. В 8 утра поехали в больницу, по дороге жена мне сказала, что хочет назвать дочку Карина, а до этого мы хотели либо Евой либо Софьей, спорить я не стал. Поцеловал Катю, как оказалось, в последний раз, — вспоминает Андрей.

Потом супруга позвонила и попросила привезти лекарства. Однако забрать их не спустилась: вместо этого к Андрею вышла врач. Тогда она и сообщила, что у его жены запущенная пневмония, но обнадежила, что они обязательно спасут и ее и ребенка. А около двух часов дня мужчине позвонили из больницы и печально сообщили, что Кати больше нет, но новорожденная дочка в полном порядке.

— Врач извинялась и просила никуда не жаловаться. Я задавал потом врачам вопросы, но так и не получил на них ответов. Мне до сих пор не понятно, почему жене стали делать кесарево сечение, хотя она всех детей рожала сама и готовилась к естественным родам. Почему малышке сразу стали давать антибиотики, а Кате нет? — спрашивает он.

13 июня супруг Андрей Ким написал заявление в прокуратуру о привлечении к ответственности медицинских работников. Сейчас

— Сейчас я не могу верить врачам, — говорит мужчина- Не знаю, как с этим дальше жить. В моей жизни все перевернулось. Хочу лишь одного — добиться справедливости, чтобы за смерть моей любимой жены ответили виновные.

kp.ru
Александр Кулаченко

Александр Кулаченко

К слову, у медиков перинатального центра другая версия событий. Руководитель брянского перинатального центра Александр Кулаченко утверждает, что 6 апреля Екатерина Ким обратилась к докторам с жалобой на насморк и небольшую температуру. Как сообщает паблик «Плохие новости», ее осмотрели и гинеколог, и терапевт, предложив госпитализацию. Однако пациентка якобы настояла, чтобы ее отпустили лечиться домой. Он уверен: у женщины была простуда, которая молниеносно переросла в пневомнию. На снимках, сделанных 8 апреля, легкие женщины были полностью воспалены, гноились. Состояние оценивалось как очень тяжелое и ближе к полудню консилиум врачей центра решил срочно спасать ребенка с помощью кесарева сечения. Девочку спасли, но через 30 минут У Екатерины Ким произошла остановка сердца. Вскрытие тела этот диагноз подтвердило.

Кстати, Александр Кулаченко уже фигурировал в сводке криминальных новостей. В его перинатальном центре в Бежице с 8 марта по 1 июня 2017 года умерли 11 младенцев, что является очень большим показателем смертности новорожденных. Правда, в Брянской городской больнице считают, что смертность в роддоме находится на обычном уровне. Александр Кулаченко заявил «Комсомольской правде», что сотрудникам центра «удалось выходить 25 детей с низкой и экстремально низкой массой тела». Прокуратура тогда возбуждала уголовное дело по статье «Халатность». Брянский активист Александр Куприянов (автор серии роликов под названием «#ДокторПравда»), снял видео со свидетельствами трех женщин — Олеси Сафоновой, Елены Губачевой и Алены Годуновой.

youtube.com