Из жизни «Я и сама не знаю, как мы все это пережили, но у нас дети, им помогать надо». Истории людей, которые потеряли свои квартиры

1 776
U24.ru

Вечная дилемма: копить на квартиру и снимать жильё или брать в ипотеку сразу. Люди, которые потеряли жильё, рассказали «Снобу» об обманах риелторов, угрозах коллекторов и наследников квартир и жизни на улице.

Ирина, 54 года, Новозыбков

Пенсионерка живёт в Брянской области, которая входит в Чернобыльскую зону. Жители могли выписаться в чистую зону и получить компенсацию за утерянное имущество. После того как в семье Ирины один за другим стали уходить из жизни родственники, супруги решили уехать.

В 2010 году семья выписалась из благоустроенного двухэтажного дома., который строили два поколения. За юридической помощью Ирина обратилась к Татьяне Гусаровой. Риелтор многим помогала переехать, сама была родом из Брянской области. Доверяя Татьяне, супруги не стали заключать с ней договор, а просто оформили доверенность и отправились в Москву в поисках квартиры.

— Сначала остановились на «двушке в хрущевке», она мне понравилась, но Татьяна вдруг сказала: «Ой, а у меня тут знакомые „двушку“ в 16-этажке в Ясенево продают. Это совсем другой статус дома! Квартира принадлежала их родственникам, которые умерли. Поехали, посмотрим!» В общем, в августе 2011 года купили мы эту квартиру в 53 квадрата за 5,5 млн рублей. Риелтор, которой я заплатила 100 тысяч за услуги, еще говорила: «Тебе так повезло!».

Квартира была полностью «убитая». 6 месяцев ушло на ремонт. За это время заменили окна, электрику, сантехнику, полы, потолки, плитку в ванной.

— Только ремонт кончился, я вижу в почтовом ящике повестку в суд! Нашелся наследник — бабкин племянник, который в этой квартире не жил и не был прописан никогда. Он сидел в тюрьме за убийство и освободился, когда мы оформляли сделку по покупке квартиры. Я на последние деньги наняла адвоката, которая обещала вернуть деньги или квартиру. Сначала она ходила со мной на все заседания, но потом исчезла и телефон не брала. Думаю, ее или запугали, или подкупили.

Пока в квартире никого не было, новый хозяин, получив документы на квартиру, вскрыл с полицейскими дверь. Семья судилась с наследником с 2013 года и ни один суд не выиграла.

— Мою сделку признали добросовестной, но квартиру постановили изъять, потому что предыдущий владелец приобрел квартиру по паспорту умершего человека, то есть его сделка была недобросовестной. Уже потом я узнала, что в квартире жил пьяница лет 40 с пожилой матерью. Когда она умерла и сын вступил в наследство, его грохнули бандиты. Они нашли подставное лицо, задним числом оформили договор купли-продажи, свидетельство о праве собственности, а потом он продал квартиру мне. Я потом риелтору говорила: «Таня, ты же знала, что квартира кривая! Почему ты мне ничего не сказала?» А она только смеялась: «А что ты хотела? Это Москва!».

Ирина уехала к матери отдохнуть, а квартиру оставила на старшего сына. Молодой человек рассказал, что новый хозяин вскрыл квартиру с полицейскими. Когда он пришёл с работы, увидел пьяных мужчин в наколках с водкой на кухне.

— Наследник дал нам неделю на сбор вещей. Приходил каждый день, садился у двери и начинал рассказывать про свою жизнь. Иногда приводил дружков, которые бегали за водкой. Они пили на кухне, а мы сидели в комнате. Мы с сыном перевезли вещи на съемную квартиру и ушли.

Устав от споров с мужчиной, Ирина написала заявления в МВД, СК и прокуратуру. В ответ ей приходили только отписки. Тогда она решила, что стоит написать Жириновскому. Видимо, запросу, переданному в полицию от депутата, был дан ход, даже завели уголовное дело на предыдущего владельца. Но его закрыли из-за отсутствия фигурантов.

— Младший сын посмотрел на все эти перипетии: «Мама, я в жизни в Москву не поеду!» — и уехал в Беларусь. Там поступил в вуз. Я и сама не знаю, как мы все это пережили, но у нас дети, им помогать надо! Сейчас мы с мужем живем у моей мамы в «двушке». Мечтаем уехать: все-таки Чернобыль дает о себе знать — суставы болят, у мужа с почками проблемы.

Денис, 39 лет, Мытищи

В 2008 году мужчина переехал с семьёй в Москву из Пензенской области. Поначалу они снимали жильё, но, проведя расчёты, выяснили, что ежемесячный платёж за ипотеку и аренда квартиры примерно одинаковы. Семья решила взять квартиру на вторичном рынке в ипотеку. Заявку одобрили только в «Альфа-банке».

— Поскольку на прошлом месте я работал менее года, в банке предложили валютную ипотеку — рубли даже не рассматривали. Естественно, мы согласились: других вариантов не было, а жилье тогда дорожало постоянно. Взяли кредит в 155 000 долларов (3,9 млн рублей), вложили средства от продажи квартиры в области и купили двушку в подмосковной хрущевке — 42 квадратных метра — за 4,6 млн рублей. Доллары были только на бумаге: сам кредит я получил в рублях в кассе банка, платежи также осуществлялись в рублях.

Спустя месяц после первого платежа наступил кризис. Мужчина обратился в банк, чтобы ему пересчитали ипотеку в выгодную валюту — рубли.

— Мне ответили: «Терпите, никаких программ рефинансирования нет». На тот момент мой бизнес шел в гору, с доходами было все хорошо, поэтому я продолжил выплачивать кредит. Ежемесячный платеж составлял около 1700 долларов (чуть больше 50 000 рублей). Я дважды досрочно выплатил по 10 000 долларов. Потом на погашение кредита мы жахнули материнский капитал. В общем, справлялись.

В 2014 году по новостям говорили, что курс доллара стремится к 100 рублям. Волосы встали дыбом. В бизнесе появились проблемы, и ипотеку стало нечем платить. К тому моменту уже вернули более 4 млн рублей. Если бы не два кризиса, ему бы осталось заплатить 2,4 млн основного долга плюс проценты за пользование денежными средствами. Семья обращалась в «Альфа-банк» с просьбой рефинансировать кредит, но их игнорировали.

— Но когда валютные заемщики начали митинговать по всей стране, банк предложил программы перехода в рубли по текущему курсу — на тот момент около 80 рублей. Месячный платеж у меня выходил где-то 90 000 рублей, то есть он вырос фактически в два раза. Получалось, что за квартиру 4,6 млн рублей я должен был заплатить около 15 млн рублей. Это вообще какой-то сюр! Я сказал: «Забирайте квартиру! Больше платить не буду!» Хотел получить отступные, но банку это было невыгодно. В итоге банк обратился в суд с иском о взыскании с меня почти 9 млн рублей, в том числе с учетом продажи квартиры, цена на которую сейчас примерно 3,5 млн.

Мужчина перестал оплачивать ипотеку весной 2015 года. А в ноябре ему уже стали звонить коллекторы и угрожать близким. Они изуродовали подъезд надписями и испортили замок в квартире. Семья вызвала полицию и написала заявление. Участковый сказал, что коллекторы так больше не будут делать, и на этом дело закончилось.

— Суд принял решение выставить квартиру на торги, и мы ждем, когда нас выселят из квартиры. На мне остается непогашенный долг в 129 000 долларов (по курсу на тот момент — около 9 млн рублей). Если квартиру купят, дай бог, за 3 млн рублей, на мне будет висеть еще 6 млн. Естественно, эти деньги я выплатить не могу и в принципе не собираюсь. Если квартиру не продадут, она уйдет в собственность банка, и по закону об ипотеке долг с меня будет списан. Мы такой вариант предлагали банку, но там отказались: им же невыгодно терять деньги. Программа помощи валютным заемщикам через АИЖК рассчитана, кажется, на 1,5 млн рублей максимум, но она мне ничего не даст. Был долг 9 млн рублей, станет 7,5 — за квартиру, которая сейчас стоит в два раза дешевле.

У должника двое детей, а квартира — это единственная недвижимость.

— Поначалу я, как и все заложники этой ситуации, понадеялся на власть. Раз в кризис выделяются триллионы рублей на спасение банков, поддержку регионов, списание валютных кредитов жителям Крыма, то и исконно своих граждан не оставят в беде. Но когда Путин во время «прямой линии» на воровском жаргоне сказал, что мы «попали», мне стало не по себе и противно. Многие уважаемые экономисты высказывались, что люди не виноваты и что государство должно помочь, но власти прислушиваются только к голосу денег.

У меня сейчас нет проблем, за исключением некоторых ограничений: мне не дадут больше кредит, ипотеку, и я не могу выехать за границу официально. В остальном жизнь не поменялась. Обидно, конечно, все потерять, но у меня сейчас смысл жизни — дети, а они меня радуют больше, чем я когда-то своих родителей.

Денис, 28 лет, Киров

В 12 лет молодой человек потерял мать от цирроза печени. Через пару месяц убили отца. Молодой человек считает, что его могли убить люди из криминального прошлого главы семейства. Родственникам на тот момент ребёнок был не нужен, и его отправили в детдом. Ему было трудно там жить, поэтому он часто сбегал. Но его ловили и возвращали обратно.

— От родителей мне в наследство осталась двухкомнатная квартира. Когда я вышел из детдома, сделал там ремонт. Прожил два месяца, а потом подкатили люди, предложили обменять мою «двушку» на «однушку» с доплатой. Я подписал документы. Мне предложили переехать на время в общагу и переждать там, даже комнату сняли: типа владельцы моей новой квартиры вещи собирали еще, готовились выезжать. Обманули меня, в общем, никакой квартиры я не увидел, а из общаги выгнали скоро. Вахтер сказал мне проваливать, потому что аренда закончилась.

Молодой человек хотел вернуть жильё через суд, но сделку признали законной. Сейчас он ездит автостопом по России и легко находит общий язык с дальнобойщиками.

— Если повезет, кто-то покушать даст, а кто-то и посреди леса из машины выкинет. Где-то шабашку найду, денег заработаю — и так уже несколько лет. Другой бы на моем месте спился или в петлю залез, а я живу.

Совсем недавно Денис остался без документов. Когда он работал Подмосковье на цементном мини-заводе, прораб забрал паспорт и СНИЛС для ксерокопии. Ему дали денег на оборудование, и он сбежал с ними и документами работников.

— В общем, мне живется так, что врагу не пожелаешь. Я скитаюсь, изо дня в день пытаюсь выжить и не опускать руки. Ночую в палатке, но сейчас уже холодно, да и спальник порвался. Другой бы на моем месте спился или в петлю залез, а я живу. Стою до последнего. Часто думаю, что пора бы осесть где-нибудь, да вот негде, и вряд ли кто-то в наше время с жильем поможет.