Истории Одного расстреляли, другой был принят при дворе английского короля. Что стало с собаками семьи последнего русского царя Николая Второго

4 221

Мы уже не раз писали о судьбах членов царской семьи Романовых. К премьере скандального фильма «Матильда» Rep.ru подготовил материал о истории любви Николая Второго и балерины. В год собаки самое время узнать, что стало с питомцами последнего русского царя и его домочадцев. «Комсомольская правда» подняла архивы тех лет. Как утверждает издание, о самых привилегированных собаках начала прошлого века впору писать детектив.

У членов царской семьи было много домашних любимцев. Некоторые из них до последнего оставались со своими хозяевами и разделили их печальную судьбу. В ссылку за Урал вместе с Романовыми отправились французский бульдог великой княжны Татьяны Николаевны Ортипо, маленькая собачка великой княжны Анастасии Николаевны Джимми (по одним данным, болонка, по другим — японской породы). Взяли с собой и коккер-спаниеля Джоя — питомца цесаревича Алексея.

личный архив Романовых
Царевны со своим общим любимцем Ортипо

Царевны со своим общим любимцем Ортипо

Осенью 1914 года один из офицеров, за которыми Татьяна ухаживала в лазарете, подарил княжне французского бульдога. Мужчина пошел на поправку и в благодарность преподнес девушке необычный презент — симпатичного песика, который сразу полюбился царским дочерям. Татьяна, 13 октября 1914 года: «…Собачка страшно мила...» Из письма княжны Анастасии отцу 30 января 1915 года: «Я научила Ортипо служить и сегодня давать лапу очень хорошо дает такая душка…» 

У наследника престола Алексея были свои любимцы — кот и пес, с которыми он был неразлучен. Кот Котька — подарок коменданта дворца генерала Воейкова, а Джой — потомок коккер-спаниеля, привезенного из Великобритании. 

личный архив Романовых
Цесаревич с любимцами

Цесаревич с любимцами

О собаке известно немного, зато Котька, судя по рассказам Воейкова, был котом крайне необычным. Вот что высокопоставленный офицер написал о нем в своих мемуарах:

— Однажды в разговоре о животных я рассказал Алексею Николаевичу об имевшейся у меня в имении породе кошек, представлявших собой помесь куницы с домашней кошкой и напоминавших сиамских. Они были очень красивы: шоколадного цвета, с голубыми глазами и лапами, не обладавшими неприятным свойством выпускать когти. Наследник попросил привезти ему такую кошку.

Сложно сказать, насколько эта история правдива. Вполне возможно, что когти коту удалили, чтобы он не смог поцарапать цесаревича, который страдал от гемофилии. Из-за плохой свертываемости крови наследник престола мог погибнуть даже от самой незначительной раны. И чтобы не расстраивать впечатлительного мальчика, для него придумали красивую сказку о добром коте, никогда не выпускающем когти.

личный архив Романовых
Романовы с питомцем

Романовы с питомцем

От такого подарка мальчик пришел в восторг и сообщил о замечательном животном своим сестрам. В итоге пришлось искать кошку той же породы и для них.

Он вспоминал: «…Условия были поставлены следующие: кошка должна быть рыжая, иметь такую же шерсть, как и у их любимого кота на яхте "Штандарт", от которого они надеялись получить потомство, не подозревая его равнодушия к кошкам. Была куплена в деревне и отправлена в Царское Село кошечка, подходившая под все условия. Великие княжны были страшно довольны и назвали ее Зубровка...»

Почему кошку назвали в честь водочной настойки, неизвестно. Далее генерал рассказывает, как сильно мальчик привязался к коту. По его словам, иногда Алексей приходил с котом на руках даже на высочайшие обеды, «чем приводил в ужас людей, боявшихся кошек».

Запись из дневника цесаревича, 5 ноября 1916 г.: «Со вчерашнего дня болей нет. Остаюсь пока еще в постели... Джой и Котька постоянно при мне». 7 ноября: «Котька с удовольствием ест устриц...»

личный архив Романовых
Николай Второй и Джой

Николай Второй и Джой

В 1917 Алексею пришлось расстаться с любимцем. Романовы оставили Котьку в опустевшем дворце вместе с другими кошками и отправились в ссылку. В отличие от своих хозяев, собаки семейства наслаждались дорогой. Для них это было невероятным приключением.

Во время пребывания Романовых сперва в Тобольске, а потом в Екатеринбурге собаки совсем отбились от рук. Из дневника Анастасии Николаевны (23 ноября 1917 года): «Джой, Ортипо и Джим процветают. Двух первых приходится гонять со двора, где они наслаждаются в помойной яме и едят всякую пакость… Джой толстеет с каждым днем, потому что ест разные гадости из помойной ямы. Все его гонят палками. У него много знакомых в городе, и поэтому он всегда убегает».

Беззаботное существование закончилось для собак в июле 1918, когда расстреляли их хозяев. Джой спасся благодаря своей любви к прогулкам на улице. В момент убийства Николая Второго и его близких он бегал во дворе. Джимми был дома и его убили вместе с хозяйкой. В страшном подвале Ипатьевского дома великая княжна Анастасия держала его на руках под дулами комиссарских револьверов. О судьбе Ортипо доподлинно неизвестно, но свидетельств о его смерти нет. Скорее всего, в тот момент он был вместе с Джоем.

Через восемь дней после убийства Романовых Екатеринбург заняла Белая армия. Адмирал А. В. Колчак распорядился провести расследование гибели царской семьи. В показаниях свидетелей есть упоминания и о собаках царской четы.

Из показаний охранника Анатолия Якимова: «Дверь из прихожей в комнаты, где жила царская семья, по-прежнему была закрыта, но в комнатах никого не было. Это было ясно: оттуда не раздалось ни одного звука. Раньше, когда там жила царская семья, всегда слышалась в их комнатах жизнь: голоса, шаги. В это же время там никакой жизни не было. Стояла только в прихожей, у самой двери в комнаты, где жила царская семья, их собачка и ждала, когда ее впустят в эти комнаты. Хорошо помню, я еще подумал тогда: напрасно ты ждешь».

Нагулявшись, собаки вернулись в дом и будто почуяли неладное. Ортипо начал громко выть, чем привлекал внимание ненужных свидетелей. От собаки избавились. Тихий Джой просто скребся в дверь и потому избежал смерти. Из воспоминаний члена УралЧК М. Кабанова: «Одну из собак, Джоя, как не производившую вой, не тронули…»

личный фотоархив
Джой с офицером

Джой с офицером

Позднее осиротевшего спаниеля заметил один из «запасных» палачей царской семьи — Михаил Летёмин. Ему стало жалко собаку, и он забрал ее себе. Джой невольно отомстил убийцам своих хозяев. После того как город заняли белые, Джоя встретил на улице офицер Павел Родзянко, хорошо знавший царскую семью. Пес и привел его к Летёмину, которого тут же арестовали. В память о Романовых Родзянко взял Джоя себе.

Когда армия Колчака стала терпеть поражение, Павел отступил вместе со своей частью во Владивосток. Оттуда он вместе с Джоем эмигрировал в Великобританию, где был принят королем Георгом V. Монарх оставил пса жить во дворце. После смерти Джой был похоронен на кладбище королевских собак в Виндзорском замке.

Известно, что удалось спасти и кошек царского семейства. Добрые люди забрали их из опустевшего дворца.