Здоровье Российские ученые создали лекарство, которое борется со всеми видами и стадиями рака. Но из-за недостатка финансирования пациенты могут его не получить

2 463
sever-med.ru

В России разработали препарат от всех видов и стадий злокачественных опухолей. Доктор медицинских наук, профессор Андрей Симбирцев рассказал «Известиям» о том, что исследователи уже завершают доклинические испытания лекарства, которое может совершить революцию в онкологии.

 Андрей Симбирцев, заместитель директора Федерального медико-биологического агентства России по научной работе

Андрей Симбирцев, заместитель директора Федерального медико-биологического агентства России по научной работе:

— Наш препарат имеет рабочее название «Белок теплового шока» — по основному действующему веществу. Это молекула, которая синтезируется любыми клетками организма человека в ответ на различные стрессорные воздействия.

По словам ученого, этот белок помогает клетке показывать свои опухолевые антигены иммунной системе и тем самым усиливает противоопухолевый иммунный ответ. Эксперименты показали, что в большинстве случаев курсовое введение разработанного препарата приводило к полному излечению даже на поздних стадиях. Принципиально новое средство против злокачественных опухолей было получено с помощью биотехнологий и космического эксперимента, который был проведен в 2015 году на МКС.

 Андрей Симбирцев, заместитель директора Федерального медико-биологического агентства России по научной работе

Андрей Симбирцев, заместитель директора Федерального медико-биологического агентства России по научной работе:

— Дело в том, что для рентгеноструктурного анализа действия белка необходимо сформировать из него сверхчистый кристалл. Однако в условиях земного притяжения получить его невозможно — белковые кристаллы растут неравномерно. Родилась идея вырастить кристаллы в космосе. «Белок теплового шока» не проявил токсичности. Но окончательно мы сможем сделать вывод о полной безопасности препарата только после завершения доклинических исследований. На это потребуется еще год.

Ожидается, что препарат пациенты смогут получить через три-четыре года. Этот вопрос целиком зависит от того, удастся ли ученым найти источник финансирования.