Из жизни 14-летняя школьница упала с обрыва в школьном походе и погибла. В смерти девочки обвиняют 60-летнюю учительницу, которая не уследила за ребенком

5 097
kp.ru

60-летнюю бывшую учительницу элитного новосибирского лицея № 200 Розу Тарасову могут на 6 лет посадить в тюрьму. Женщина всю жизнь проработала педагогом: ее любят дети, а выпускники о ней отзываются только с теплотой. Роза Михайловна — учитель математики. Но кроме науки у нее есть другая страсть — походы. Сама женщина познакомилась с палатками и кострами еще в 14 лет. А став взрослой, стала водить детей на природу.

Как пишет «КП», Роза Михайловна руководила в школе туристическим кружком. Зимой она вела уроки, а летом на пару недель уходила с учениками в походы. В августе 2015 года учительница с детьми поехала на Горный Алтай. От Новосибирска не близко, полдня в автобусе.

Все было по правилам. Группу официально зарегистрировали в МЧС: 7 взрослых, 31 ребенок. Маршрут для путешествия выбрали детский. По классу сложности — 1А, то есть все должно быть просто. В группе были школьники от 10 до 17 лет.

kp.ru
В этом месте погибла девчока

В этом месте погибла девчока

Отдыхать планировали недели две, но пришлось вернуться раньше. В самый разгар путешествия, как прошли перевал Детский, случилась беда. Дети спускались по веревке со склона, который, поворачивая, переходит в горизонтальную тропу. Ширина — несколько метров, дальше — обрыв. И вот, спускаясь вниз, 14-летняя Ева Агий упала. Девочка упала на коленки, но, поднимаясь, потеряла равновесие и упала с девятиметрового обрыва.

Двое суток учительница прождала спасателей у тела ученицы: в горах не так просто технике добраться до места. Остальных школьников отправили домой. А в сентябре стало известно, что в смерти Евы обвиняют Розу Тарасову. Полтора года длилось следствие, а сейчас начался суд.

Государственный обвинитель Артем Хоменко

Государственный обвинитель Артем Хоменко:

— Тарасова обвиняется в том, что недобросовестно исполняла свои обязанности по подготовке к походу. Не все участники представили необходимые документы: так, Агий не предоставила справку о прохождении медицинского обследования, не прошла технику предварительного инструктажа — по крайней мере документов об этом нет. Также Тарасова не обеспечила безопасность передвижения.

vk.com
Роза Михайловна, учитель математики

Роза Михайловна, учитель математики:

— Я знаю как облупленных всех, кого веду. Про их здоровье знаю. В походы первой категории сложности допускаются все дети, которые ходят на уроки физкультуры. А Ева ходила и на физкультуру, и еще на легкую атлетику. Да, мне нужно было cказать: «Без справки ты, Ева, в поход не пойдешь». Дети и родители поддерживают меня. Я не виновата, и они тоже моей вины не видят.

Мама погибшей девочки Надежда Скат хочет, чтобы учительницу наказали по всей строгости закона. Женщина готовит в суд еще один иск — материальный.

Папа девочки Виктор Агий, напротив, не винит учительницу в смерти ребенка. Он просит, чтобы Розу Михайловну оправдали.

Виктор Агий, отец погибшей девочки

Виктор Агий, отец погибшей девочки:

— Учительница не может быть виноватой здесь в принципе. Человек и так попал в тяжелейшую ситуацию в связи с гибелью моей дочери. Но Роза Михайловна однозначно не виновата. Моя бывшая жена — человек очень жестокий и не может понять: от того, что ты нанесешь удар другим людям, твоя жизнь счастливее не станет. Никто не виноват в этой трагедии…

Виктора поддерживают и родители школьников, которые были в тот злополучный день в походе:

— Она для детей — как вторая мама. Настоящая Учительница с большой буквы. Произошел несчастный случай, никто не виноват. Тем более всех, в том числе и родителей, инструктировали. Предупреждали о том, что обувь должна быть специальная — с рифленой подошвой, рюкзак правильный — нужного литража… Если снова встанет вопрос, идти ли моему ребенку в поход с Розой Михайловной, то я, наверное, буду не против. И многие родители тоже к этому склоняются.

— Роза Михайловна завоевала любовь мам и пап своих учеников одним простым способом — перед первым собранием она выучила имена и отчества всех родителей. Не было «мамы и папы Иры Добровой», а были Татьяна Николаевна и Олег Георгиевич, и имена она помнит и сейчас и общается со всеми. Ну, а любовь детей вообще купить невозможно.

Приговор учительнице зачитают в конце весны. Сейчас же женщина не проводит походов с детьми и не работает в школе — ее уволили по статье.



Загрузка...