Из жизни Родные Ирины Пекарской, пострадавшей в баре «Хромая лошадь», просят лишить опекунства ее мужа. Супруг опустил руки и бросил девушку в больнице

43 751
Комсомольская правда

Мы уже рассказывали про печальную судьбу 29-летней Ирины Пекарской, которая пострадала в пермском клубе "Хромая лошадь". Девушка оказалась прикованной к кровати. Ее бросил муж, а больная мама не может за ней ухаживать. Несколько месяцев девушка лечилась в Москве и Питере, потом больше года находилась в Германии, последние шесть лет была прикована к постели в неврологическом отделении Пермской краевой больницы.

Ее опекун - гражданский муж - со временем перестал заботиться о жене. Не навещал, не покупал даже самого необходимого для лежачего больного. Медсестрам приходилось брить Ире голову - не было шампуня.

После статьи об Ирине в "Комсомольской правде"  девушке стали присылать помощь. А из правительства РФ спустили в Пермь распоряжение срочно разобраться с ситуацией.

В итоге переезд Пекарской в паллиативное отделение березниковской больницы организовали буквально за выходные. В Березниках живут дети и родные девушки.

Комсомольская правда

 

Как рассказывает "Комсомольская правда", когда случилась трагедия, Сергей пытался сделать все, чтобы поставить Ирину на ноги. Из Склифа, где пострадавшая провела 3,5 месяца, он перевез ее в Питер, в институт мозга. Ирина получала терапевтическое лечение, но улучшений не наступало.

Комсомольская правда

Колпаков организовал сбор средств на реабилитацию в Германии. Чтобы сопровождать пострадавшую, он и оформил опекунство.

- В то время мы ему полностью доверяли и, разумеется, не возражали, - говорит сейчас мама Ирины. - Даже наоборот, были благодарны, поскольку, кроме него, опекунство оформить было не на кого. Я осталась с двумя малышами на руках. Ирину увезли в Германию в ужасном состоянии, она весила около 30 килограммов и была очень истощена.

Первые несколько месяцев пермячка провела в клинике Muritzklinikum города Варен, однако никаких документов, как лечили Иру, не осталось.

В июле 2010 года ее перевезли в университетскую клинику города Грайфсвальд, где она провела всего три недели. Здесь ее обследовали, провели консилиум нутриологов и наложили гастростому - ввели трубочку для питания.

Потом была клиника Schmieder в городе Алленсбах, где Ирине убрали трахеостому (трубочку, через которую она дышала) и продолжали курс реабилитации. Какие именно манипуляции проводились, в медицинских документах пациентки также не отражено.

Последние четыре месяца Пекарская провела в реабилитационном центре Maternus города Бад-Эйнхаузен под присмотром личной сиделки, которую муж привез из Перми.

Медики центра проводили ботокс-терапию для снижения тонуса мышц, расслабления и уменьшения болей. В результате лечения Ирина смогла двигать руками и ногами.

Комсомольская правда
Ирина с мамой

Ирина с мамой

В Германии был проведен весь комплекс реабилитационных мер, после чего Пекарскую отправили обратно в Пермь.

Уже в Перми медики пытались не упустить достигнутых результатов и выполнять все инструкции немецких коллег. Высаживали Ирину в коляску, гуляли по коридорам и на улице, когда было тепло. Ежедневно делали зарядку и занимались на тренажере "Мотомед", который разрабатывает руки и ноги. Надевали ортезы, чтобы фиксировать суставы в нужном положении. Включали музыку, передачи по телевизору, пробовали поить и кормить детскими пюрешками с ложечки.

Сергей Колпаков уверял журналистов, что влез в долги, истратил на жену все свои сбережения, а также деньги, полученные от спонсоров и простых неравнодушных людей.

- Весь год в Германии я постоянно летал туда-обратно, а сутки в немецкой клинике стоили на тот момент около тысячи евро, - уверял нас мужчина. - В месяц на все траты уходило около 50 тысяч евро.

По скромным подсчетам, общая израсходованная сумма составила более 750 тысяч евро.

Уже в Перми Сергей понял, что чуда не произойдет, и у него опустились руки. Он перестал оплачивать услуги сиделок, а медсестры отделения были просто не в состоянии обеспечить Пекарской круглосуточный уход. Таким образом, буквально за год все достигнутое в Германии было потеряно.

Родственники Ирины обратились в органы опеки с заявлением лишить опекунства ее гражданского мужа 56-летнего Сергея Колпакова. Есть факты, что он не исполнял свои обязательства как опекун, при этом получая все предназначенные Пекарской выплаты.

- Я являюсь опекуном двоих детей своей сестры и готов взять на себя опеку над Ириной, - говорит ее старший брат Сергей. - Я уже открыл в банке два счета на мальчиков, куда буду переводить все деньги, предназначенные их матери.


 

  • Пожар в клубе "Хромая лошадь" — крупнейший по числу жертв пожар в постсоветской России, произошедший 5 декабря 2009 года. Погибли 156 человек. Всего пострадало 234 человека.
  • В помещении клуба был организован фейерверк из так называемого холодного огня. Согласно основной версии, возгоранию способствовали небольшая высота потолка и имевшийся на нём декор из ивовых прутьев и холста. Ударившие в потолок искры привели к его возгоранию.
  • Это первый случай массовой гибели людей в ночных клубах в истории России. В связи с инцидентом был уволен ряд должностных лиц и чиновников пожарного надзора, а правительство Пермского края в полном составе сложило с себя полномочия.
  • Владелец клуба Анатолий Зак получил 9 лет 10 месяцев колонии общего режима, исполнительный директор клуба Светлана Ефремова — четыре года колонии общего режима, арт-директор «Хромой лошади» Олег Феткулов — шесть лет колонии общего режима, Сергей и Игорь Дербенев, отец и сын, работники ООО "Пиротехническая компания «Пироцвет» — пять и четыре года и 10 месяцев колонии общего режима соответственно.