Здоровье «Отправляйтесь на кладбище!» В российских регионах люди судятся с государством из-за нехватки лекарств и выигрывают процессы уже после своей смерти

1 245
Lenta.ru

В прошлом году по России было выявлено 15 тысяч нарушений по обеспечению больных бесплатными лекарствами. И заведено только 7 уголовных дел. Как показывает практика, в таких случаях судебные решения часто выносятся уже после смерти пациента. Пока идет процесс, человек просто умирает без необходимых лекарств. Лента.ру попыталась выяснить, почему медицина в российских регионах фактически объявила войну тем, кого должна спасать.

Первыми с этой проблемой столкнулись онколбольные. Единого подхода к лечению рака в стране нет, а стандарты Минздрава в этой области очень неконкретны. Российское общество клинической онкологии (RUSSCO) ежегодно предлагает схемы лечения разных видов рака, ориентируясь на международный опыт. Однако в отличие от зарубежных коллег, наши специалисты указывают минимальное количество препаратов. Исключительно из соображений экономии. Но даже эти «экономные» протоколы в провинциальных российских больницах не обязательны к исполнению. По сути каждая из них сейчас составляет свои методики лечения. И без того «оптимизированные» протоколы в регионах еще раз оптимизируют еще раз: убирают дорогие лекарства или урезают длительность лечения. Например, вместо 12 курсов введения препарата оставляют половину.

Ирина Боровова, президент ассоциации онкобольных "Здравствуй!

Ирина Боровова, президент ассоциации онкобольных "Здравствуй!:

- Регионы отменяют назначенные в федеральных институтах препараты. Говорят: «Вам не нужно это лекарство», либо «Есть варианты и подешевле». А то вам все отдадим, а другим потом ничего не достанется. В последнее время пациенты часто жалуются на неправильно проведенную химиотерапию. Вроде бы ее делают, но без основного препарата, который как раз и убивает опухоль. Больному иногда об этом даже не сообщают. Мы недавно вместе с врачами одного известного федерального центра проводили экспертизу лечения рака молочной железы. Больной должны были делать капельницы с трастузумабом. Однако протокол лечения, рекомендованный в Москве, в регионе изменили, основной действующий препарат убрали. Сейчас у пациентки множественные метастазы.

 Ударная доза лекарств, которую организм получае во время химиотерпии,  оказывает сильное побочное воздействие: у многих начинается сильная рвота,  стоматиты, пневмонии и другие неприятные заболевания. Поэтому пациентам необходима поддерживающая терапия. В среднем «сопутствующие» таблетки обходятся в 20-25 тысяч. Бесплатно их практически не выписывают, хотя должны. По словам Ирины Борововой во многих клиниках есть рекомендация: если пациент не задает вопросов, то не стоит говорить ему о современных, но более дорогих препаратах. В такой ситуации шансы выжить есть только у грамотного пациента. Поэтому ассоциация онколоьных  рекомендует больше читать о своем заболевании, внимательно изучать схемы лечения, рекомендуемые лекарства и дозировки, а также бороться за свои права. 

Lenta.ru

Ничуть не лучше и ситуация с лекрствами для пациетов, страдающих другими заболеваниями. Причем,если раньше угрозы куда-либо пожаловаться, как правило, действали безотказно, то сейчас они ни к чему не приводят.  

Как рассказала изданию жительница Подольска Елены Меркуловой (фамилия изменена), чей 14-летний сын практически с рождения страдает диабетом, ребенок полгода ему не получал ни инсулина, ни тест-полосок для контроля уровня сахара в крови. Жалобы в администрацию поликлиники оставались без ответа. После письма в приемную президента аптека пригласила ее прийти и выдала коробку расходников для инсулиновой помпы — ровно половину от нужного количества.

Аналогичную историю поведал житель Удмуртии пенсионер Олег Михайлов (фамилия изменена). По его словам, врачам просто запретили выписывать рецепты на льготный (то есть, бесплатный) инсулин, потому что если в аптеке обнаружатся отсроченные рецепты, у региона испортится статистика, и медиков за это накажут. Пенсионер звонил в фармуправление и в прокуратуру, но слышал только один ответ: «По уважительной причине поставки задерживаются. Вы должны войти в положение — в бюджете нет денег». По словам Михайлова, в месяц на лекарство у него выходит около семи тысяч. Пенсия этих расходов не покрывает. Войти в положение чиновников в его случае означает прямиком отправиться на кладбище. 

О тех же самых проблемах говорят защитники поциентов и омбудсмены из Краснодарского края и Ивановской области. Льготники не могут получить лекрства даже через суд  - препаратов просто нет в аптеках а региональные власти на все вопросы отвечают, что денег у них нет.   Объяснение этому обнародовал Руководитель исследовательской компании DSM Group Сергей Шуляк на V Всероссийском конгрессе «Право на лекарство». По данным фармацевтического аудита за 2016 год, расходы государства на льготные лекарства фактически не растут. В 2016 году в больницы было закуплено на 13 процентов меньше препаратов, чем годом ранее.

Lenta.ru

По словам президента Лиги защитников пациентов Александра Саверского, «денег нет» — это не правовой ответ. Пациент все равно не сможет проверить, насколько это соответствует действительности. Вопиющий случай произошел в Республике Коми.  За последние три года там вдвое увеличилось количество жалоб на лекраственный дефицит в местный Минздрав. Как выяснила  Контрольно-счетная палата республики,  медикаменты стоимостью 1, 24 миллиона рублей около двух лет пролежали на складах. Чиновники потом объяснили, что медучреждения некачественно сформировали списки своих потребностей. В результате сейчас нужно утилизировать просроченные препараты на сумму около 2,3 миллиона рублей. Как пояснили в Лиге защитников пациентов, некоторые регионы сознательно в целях экономии закладывают на лекарственное обеспечение льготников и больниц меньше средств, чем это необходимо. Например, в Калмыкии при потребности в 300 миллионов рублей в территориальную программу госгарантий лекарственного обеспечения включены контракты только на 67 миллионов. То же самое в Еврейской автономной области.

Аркадий Саверский, председатель Лиги защиты пациентов

Аркадий Саверский, председатель Лиги защиты пациентов:

- Мы всегда говорили, что дело может сдвинуть только уголовная ответственность. Генпрокуратура услышала. Для многих чиновников это может стать сигналом.

На фоне дефицита лекарств на второй план отходит качество лечения. Если раньше пациенты возмущались по поводу замены оригинальных препаратов на менее эффективные копии,  то сейчас у них есть еще один повод для беспокойства.  По мнению Федеральной антимонопольной службы, при одном и том же действующем веществе неважно, в какой форме выпускается препарат. Например, в качестве аналога лекарств, которые вставляются в ингалятор и служат для снятия приступа астмы, предлагается  препарат с точно таким же действующим веществом, в той же дозировке, но в ампулах. А на замену лекарству, предназначенному для  капельного  внутривенного вливания  - препарат в таблетках. ФАС считает, что эти лекарства совершенно одинаковы, и настаивает, чтобы брали то, что дешевле.

Николай Жуков, врач-онколог

Николай Жуков, врач-онколог:

- Если вы водкой кожу смазываете или внутрь ее принимаете — эффект будет разный, хотя действующее вещество в обоих случаях — этиловый спирт. Для большинства препаратов способ введения является важным и ключевым. При анафилактическом шоке смазывать мазью человека бессмысленно: лекарство не успеет впитаться, и больной умрет. Нужна инъекция. Если ФАС настолько хорошо разбирается в фармацевтике, то пускай они и лечат. Ну и, конечно, пусть разделят с врачами уголовную ответственность за результаты такой терапии.


  • Импортеры лекарств прогнозируют к 2019 году нехватку импортных препаратов в России. По их мнению. к этому приведет новая система маркировки. По скромным подсчетам, дефицит может составить более 40% в натуральном выражении.
  • Глава Минпромторга Денис Мантуров рассказал «Известиям», что к 2018 году развитие фармацевтической и медицинской промышленности России приведет к увеличению доли российского производства до 90% от общего количества жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП).