"

Из жизни Муж пострадавшей в «Хромой лошади» Ирины Пекарской, пока был опекуном девушки, брал по ее паспорту кредиты и обналичил материнский капитал

194 629

После публикаций в СМИ о судьбе 29-летней Ирины Пекарской, пострадавшей во время страшного пожара в баре «Хромая лошадь» семь с лишним лет назад, узнала вся страна. Девушка осталась инвалидом, она не в состоянии даже самостоятельно есть и сидеть. Последние шесть лет она была прикована к постели в неврологическом отделении Пермской краевой больницы. Ее гражданский муж Сергей Колпаков организовал благотворительный сбор средств и на эти деньги увез жену в Германию, где Ирина находилась больше года. Супруг со временем перестал заботиться о жене. Не навещал, не оплачивал услуги сиделки, не покупал даже самого необходимого для лежачего больного. Сердобольные медсестры скидывались на пеленки и мази от пролежней. Голову Ире приходилось брить — не было шампуня. «КП» узнала, как сейчас живет девушка и есть ли какие-то изменения в ее состоянии. Для Ирины организовали сбор средств, ей купили лекарства и шампуни, которых ей должно хватить надолго, а краевые чиновники буквально за выходные организовали переезд Пекарской в Березники, где живут ее дети и родные. В березниковской больнице женщина учится пить воду и разговаривать по мобильному. Иру больше никто не бреет наголо, и ее темные волосы постепенно отрастают. Из родных ее навещает старший брат Сергей. У матери девушки парализована половина тела, поэтому она сама нуждается в уходе.

— Ирина лежит на специальном противопролежневом матрасе, поэтому боли и дискомфорта она ощущать не должна, — рассказывают медики паллиативного отделения. — Наш врач по лечебной физкультуре приходит к Ирине каждый день, делает массаж и специальную гимнастику — разминает скрюченные руки и ноги. К сожалению, слишком много времени для реабилитации было упущено. Если она когда-нибудь сможет сесть в инвалидное кресло, это будет настоящее чудо. Пока мы учим Ирину пить воду, ставим капельницы со специальным солевым раствором — ее организм сильно обезвожен. Понемногу даем пробовать компот, возможно, постепенно дойдем и до жидких каш.

Ирина рада каждому посетителю, но не может переносить громкую музыку по радио. Она начинает кричать и плакать. Возможно, громкая музыка напоминает ей о трагедии. Медики не делают никаких прогнозов относительно ее состояния. Как они говорят, сейчас Ирине Пекарской нужны только сестринский уход и профилактика заболеваний. Тем не менее в отделении пациентка будет оставаться столько, сколько потребуется.

Между тем выяснились новые подробности о гражданском муже Пекарской. После шумихи в СМИ гражданский муж Пекарской добровольно отказался от опекунства над ней. К своему заявлению Сергей Колпаков приложил свидетельство о рождении и паспорт жены, страховой полис и другие документы, которые он хранил у себя в надежде остаться опекуном Ирины и дальше получать все причитающиеся ей выплаты.

— Колпаков несколько лет жил за счет Ирины, — рассказывает мать девушки. — Получал спонсорские деньги, ее пенсию, компенсацию от виновников трагедии. Даже памперсы, которые ей выдавали как инвалиду, забирал и продавал. Детям (8-летний Артур и 10-летний Саша живут с бабушкой) уже два года не давал ни копейки, его лишили родительских прав, назначили алименты, которые он даже не собирается платить.

По словам родственников Пекарской, им несколько раз звонили из коммерческих банков: по паспорту Ирины ее супруг оформил кредит и купил себе новый телевизор и холодильник. Деньги, разумеется, не вернул.

— Он пытался продать квартиру Ирины, которую ей оставил отец, — рассказывает брат женщины Сергей. — Ему это не удалось сделать только потому, что там прописаны их с сестрой дети. А на днях мы узнали, что он обналичил часть материнского капитала. Написал заявление, что собирается потратить деньги на покупку одежды детям и получил деньги. Около 20 тысяч рублей или больше.

Брат Ирины — опекун ее детей, а сейчас Сергей оформляет документы, чтобы стать опекуном сестры. Он с матерью надеется, что состояние Ирины улучшится и появится возможность хотя бы изредка забирать ее домой.