Из жизни «У нас есть деньги только на хлеб и молоко, а на печенье нет». Истории семей, которым приходится выживать. Они верят, что все еще наладится

30 989
«У нас есть деньги только на хлеб и молоко, а на печенье нет». Истории семей, которым приходится выживать. Они верят, что все еще наладится

Если верить официальной статистике, в Республике Беларусь за полгода насчитали около 570 тысяч малоимущих человек. Об этом пишет портал TUT.BY. Доходы этих граждан не превышают прожиточного минимума, который до августа составлял 186,1 белорусского рубля в месяц (чуть больше 5 тысяч рублей). Также, по данным исследовательского центра ИПМ, 9,6% белорусов находятся на черте бедности или ниже ее. Самый высокий уровень бедности — в Гомельской области, самый низкий — в Минской.

Малоимущие семьи рассказали изданию, как они выживают.

Tut.by

Илья Киселев из Толочина семь лет назад стал инвалидом, теперь мужчина — лежачий больной. Илья получил травму позвоночника и совсем не чувствует рук и ног. Мужчина не может оставаться один больше чем на два часа. Рядом с ним всегда любящая супруга — Люба. Девушка работала парикмахером, но теперь все свободное время посвящает уходу за Ильей.

Влюбленные построили свой дом площадью 62 квадратных метра, новоселье отметили 28 декабря 2016 года, здесь не просто будет жить одна семья. В планах у молодых людей открытие реабилитационного центра для людей с ограниченными возможностями.

Tut.by

— Я строил этот дом не только для себя, а чтобы помогать другим, кто в таком же положении. Но мне, слава Богу, повезло: у меня есть жена. А ведь есть инвалиды, кому тяжело переносить одиночество. Хочется дать им вдохновение для жизни, чтобы они не сидели по домам, не унывали, чтобы у них было развлечение.

На данный момент семья только-только обживает дом, еще недавно стены были голыми.

 — От государства я получил льготный кредит на строительство на 17 тысяч долларов. Сейчас его выплачиваю, — рассказывает Илья. — Получаю пенсию по инвалидности в размере 230 рублей, а за дом отдаю 225 рублей в месяц. То есть все, что у меня есть на карточке, тут же и уходит. Поэтому живем мы с Любой на те деньги, которые она как соцработник получает по уходу за мной — это примерно 190 рублей.

Глава семьи распределяет бюджет:

— 60−70 рублей у нас уходит на коммунальные платежи. 20−30 рублей ежемесячно тратим на лекарства. И остается где-то 90−100 рублей. На них и живем. Летом, бывает, я сам кручусь, как-то подрабатываю, например, на базаре помогаю людям продавать товар. Но зимой это невозможно. В холодное время не бываю на улице, иначе это обернется еще большими проблемами со здоровьем.

Семья очень любит животных: у них проживают хаски, западно-сибирская лайка, русский спаниель и померанский шпиц. Копейку также приносит продажа щенков.

— Но этот доход нестабильный, — рассказывает хозяин. — Сейчас цены на щенков упали. Если раньше можно было без документов продать хаски за 200−300 долларов, то сейчас — максимум за 300 рублей. А малышей лайки я вообще в последний раз продавал за 150−200 рублей. А бывало, что отдавали щенка в рассрочку, и человек платил часть суммы, а потом пропадал.

Выручает Киселевых сосед — мужчина торгует мясом, кормить собак получается порой бесплатно.

 — И бывает, что отдает нам субпродукты. Мы их мелко рубим и добавляем в сухую кашу для собак. Ее мне тоже из Орши привозят по дешевке, по 10 рублей за мешок. Иногда покупаю кости на базаре, они там килограмм по 70 копеек. И собаки на этой еде растут, хорошо набирают вес.

Серьезную брешь в расходах пробивает ремонт в доме.

 — Новоселье — это, конечно, здорово! Но в доме сколько еще всего доделывать нужно, — рассуждает Илья. — Покупали плитку, бетон, разные стройматериалы — и образовался большой долг: где-то под 2700 рублей. Эту сумму мы должны частному магазину, где и покупали все для ремонта. Потихоньку выплачиваем. Но зато за лето мы сделали полы, ванную, поставили двери, поклеили обои, обустроили два вольера. При этом кухня еще голая, в доме практически нет мебели, нужно делать потолок. Короче, надо, наверное, еще года 2−3, чтобы все здесь привести в порядок.

Недавно у Киселевых сломался холодильник. А без него просто никак — нужно хранить продукты для приготовления собачьей еды. Купили новый, почти за 700 рублей. Илья говорит, что за холодильник уже тоже наполовину расплатились.

Мужчина говорит, что сами бы они с Любой вряд ли справились:

 — Нам многие помогают. Так, мы дружим с Ильей Шинкевичем — игроком «Динамо» (Минск) и сборной Беларуси по хоккею. Мы дважды с ним встречались на матчах в Минске. Тезка помогал и деньгами, и продуктами. Как-то у меня был заблокирован телефон из-за задолженности, так Илья погасил ее. А я поддерживаю хоккеиста тем, что смотрю игры и болею.

Tut.by

— Еще нам помогает матушка из женского монастыря в Толочине. Когда приходит в гости, то продуктов принесет или денег даст — то 20, то 30, то 40 рублей. Приезжала к нам из Витебска руководитель Православного благотворительного фонда духовного возрождения Людмила Прокофьева. Она привезла обои, а также мочеприемники, катетеры, шприцы, другие медпрепараты по уходу за больными, — рассказывает Илья. — Очень нам помогли друзья из церкви «Спасение» из Барановичей — они приезжали и строили дом. Ну вот так потихоньку и живем, точнее, соскребаем как-то на жизнь. Если бы люди не помогали, то даже и не знаю, что с нами было бы…

Tut.by

Следующая история о непростой жизни сильной женщины.

Tut.by

 — Если вам нужен тот, кто будет плакаться, это не ко мне, — предупредила журналистов Ольга. — Могу свою знакомую предложить — предпринимательницу. У нее денег — куры не клюют, а все равно все плохо. А у нас все хорошо, да, Машка?

Сильная, но с виду очень хрупкая женщина обращается к дочери и отправляет ее магазин за молоком.

Tut.by

Квартира, где живут мама и дочь, расположена в Гомеле, обстановка в доме скромная, но все необходимое здесь есть.

— Думали, что у меня будет бомжатня? К нам как-то пару лет назад тоже приходили из адресной помощи, проверяли, как живем, действительно ли нам хватает. Спрашивали, откуда у нас двери новые межкомнатные с такой зарплатой. Я тогда ответила им: а что, это такое богатство — двери из фанеры? — недоумевает женщина. — Да их мы еще три года назад, когда мама была жива, поставили. Все-таки пенсия еще была, кое-как держались. А вот эти обои у дочки в комнате я в прошлом году поклеила. Смотрю, на скидке, а я как раз отпускные получила, думаю: надо брать! А то ведь деньги, сами знаете, уходят как.

Tut.by

На данный момент Ольга работает няней в детском саду, в месяц женщина получает 240 рублей. Еще 100 рублей приходит «на помощь» матери-одиночке от государства.

 — Ой, да нормально всё! Коммуналки только боюсь очень. Сейчас, когда отопление включат, это сразу минус 80 рублей, а мы еще Машке «дутики» не купили на зиму. Они сейчас, небось, рублей 30 будут стоить, — прикидывает женщина.
Журналистам женщина рассказывает хитрости о том, как прожить на 240 рублей, когда у тебя есть ребенок и надо платить коммуналку. Все продукты, говорит Ольга, нужно купить в первый день зарплаты.

 — Беру рис, овсянку, гречку, макароны, потом малой «голяшек» куриных возьму, тушенки. Да сколько нам той еды надо? Одежды у нас тоже хватает. В магазины и на выставки не хожу, секонды нам тоже не по карману. Помогают Красный Крест, подруги и соседи. У нас знаете, какой дружный подъезд. Если что — друг друга всегда выручаем. Может быть, поэтому я так и отношусь легко к жизни?

Tut.by

В жизни женщина привыкла рассчитывать только на себя. Из семьи у Ольги есть только дочь и сестра. Что касается отца девочки, он никогда не принимал участия в воспитании и жизни ребенка. А независимая Ольга «никогда ничего не просила».

 — С кого требовать алименты? Он чупа-чупс ни разу дочке не принес. Чтобы меня потом его мама прокляла? Не хочу!
Нынешнее положение для Ольги — не трагедия, всего лишь временные трудности. Об одном только сожалеет, что не стала врачом.

 — Тогда бы точно свозила Машку на море, — убеждена женщина. Девочка еще не видела моря, но мама верит: все впереди.

 — Знаете, это просто не мой год. Вот следующий год — Собаки. А собак я люблю. Поэтому все должно наладиться, — улыбается женщина.

Tut.by

Мать пятерых детей Татьяна живет в городском поселке Плещеницы. Живет семья из восьми человек на 800 рублей.

Tut.by

— Одиннадцать лет, десять, шесть и четыре года, — перечисляет она. — А младшей Варе — год и девять месяцев.

В первом браке женщина родила троих детей. После отбывания наказания в колонии мужа депортировали на Родину, в Узбекистан. Детям отец не помогает. Теперь у Татьяны новая семья и любящий муж.

 — Он пошел в армию, и мы разошлись. Потом, когда у меня уже были дети, он опять приехал в деревню, где я тогда жила. Встретились — и все, — улыбается Татьяна. — Расписываться пока не считаем нужным, но вся жизнь еще впереди. Может, что и изменится.

Татьяна рассказывает журналистам о своих детках: «Все активные».

Ребята ходят в художественную школу, занимаются музыкой, творчеством. Юле всего 4 года, и в эти выходные у нее первый в жизни танцевальный концерт. Но так радужно было не всегда: в 2012 году семью Татьяны посчитали находящейся в СОП — социально опасном положении.

 — Я тогда жила уже одна, с тремя детьми. Могла выпивать, — признается она. — И вот я выпила, а Юля, она тогда была совсем маленькая, выползла на коридор общежития. Вызвали комиссию. Приехал директор приюта и сказал мне: «Таня, если не вылечишься, заберем детей». В тот же день я позвонила сестре, взяла взаймы денег. Прошла курс лечения, и вот уже пять лет у меня все хорошо. Проверял территориальный центр, из садика приходили: в комнате чисто, продукты в холодильнике есть, задолженности по общежитию и садику нет.

Сейчас женщина проживает в общежитии, это жилье ей предоставили в обмен на дом, который признан аварийным. Большая семья ютится в 38 «квадратах». Ни о каком ремонте здесь не слышали и о горячей воде тоже.

 — Зато с соседями отношения хорошие. У нас живут две сестры из Украины, у одной ребенок ходит в детский сад. Выручаем друг друга: то я заберу, то она.

С жильем, правда, обещают помочь. Женщина обращалась в исполком: могут выделить в аренду дом, но ремонт делайте сами.

На какие деньги делать ремонт, никто не знает. С февраля по июль многодетная мать получала помощь от государства, а до этого бесплатное питание для ребенка. Так вот, на то, чтобы собрать ребенка в школу, выделили всего 120 рублей. В реальности же, конечно, потребовалось гораздо больше.

Сегодня, как говорит Татьяна, семья из семерых человек живет на 800 рублей в месяц. Из этой суммы 400 — детское пособие, а друга половина — зарплата мужа. Мужчина работает гончаром. В летнее время Татьяна с детьми отправляется на сборы грибов и ягод, продукты продают.

 — За сад для двоих деток платим около 80 рублей. За общежитие в прошлом месяце заплатили ровно 100 рублей. Когда включат отопление, будет больше. С пособия сразу покупаю мясо: фарш, курицу, печенку, косточку в суп. А потом батон, хлеб, молоко, другие продукты. Конечно, когда идешь в магазин с ребенком, не скажешь ему: «У нас есть деньги только на хлеб и молоко, а на печенье нет», так что иногда записывают в долг, а я возвращаю. В кафе мы не ходим. Изредка дети ходят в цирк. Денег, конечно, не хватает, — рассказывает женщина.