Личность Необычный бизнес: 50-летняя бизнесвумен Алла Гордиенко продает парики для онкобольных и неплохо на этом зарабатывает

9 804
Необычный бизнес: 50-летняя бизнесвумен Алла Гордиенко продает парики для онкобольных и неплохо на этом зарабатывает

Алла Гордиенко — нестандартный предприниматель. Она продает волосы, причем стоят они очень дорого. Женщина работает в Москве, где у нее открыт фирменный магазин «Камелия» на Таганке. Сегодня ее компания — продавец париков из натуральных волос № 1 по всей России. В соседнем от магазина здании находится одна из крупнейших в России парикмахерских для людей с не своими волосами. 90% клиентов этих магазинов — люди с онкологией. Конечно, работать с такими покупателями сложно, поэтому продавцы разговаривают нарочито бодро, они здесь всякого повидали.

Правда, у владелицы магазина и парикмахерской Аллы Гордиенко в голосе другие интонации: она разговаривает приглушённо, точно продавец ритуальных услуг. У ее компании далеко не всегда было все гладко: партнерша по бизнесу бросила Гордиенко 6 лет назад. Женщина оказалась перед сложным выбором: закрыться и выплачивать долги либо взять в кредит еще 1 миллион рублей и начать все сначала. К счастью, Алла выбрала второй вариант и за 6 лет стала крупнейшим продавцом элитных париков и волосяных протезов. Сегодня годовой оборот «Камелии» превышает 1 миллион долларов.

Livejournal

Предприниматель родилась в Армении в 1967 году. Учиться поехала в Москву, окончила Технологический университет. Своей карьерой женщина занялась лишь в 2000 году, после того как вырастила сына. Сначала Алла курировала создание противопожарных металлоконструкций в строительной компании. Вскоре она начала думать о своем бизнесе, тогда и познакомилась в бывшей напарницей Тамарой Татариновой. Гордиенко вспоминает, как та краснела и бледнела на первой встрече, прежде чем произнесла главное слово — «парик»: «Видимо, она очень стеснялась своего бизнеса».

Тамара Татаринова купила первую партию париков у каких-то знакомых, но совершенно не знала, что с этой партией делать, и искала человека с хорошими организационными навыками. Общие знакомые отправили её к Алле Гордиенко, которая сразу поверила в перспективу проекта: «Если мы потеряли зуб не передний, мы можем с этим ходить. Но если потеряли волосы, с этим нужно что-то делать».

Женщина вложила в проект 500 000 рублей своих сбережений в аренду и ремонт помещения. Напарница вложилась на ту же сумму товаром. Обязанности разделили: Гордиенко занималась кассой, налогами, помещением и сайтом, Татаринова отвечала на звонки и принимала клиентов.

Livejournal

«Когда я увидела парики в первый раз, боялась взять их в руки, — вспоминает Гордиенко. — Так как это натуральные волосы, ощущение было, как будто это что-то живое». Но больше всего её смущало, что напарница сама стригла парики, которые стоили по 50 000 рублей: «Обычными канцелярскими ножницами. Я была в ужасе». Ударом для женщины стало то, что напарница через полгода после старта решила уйти. От стресса Гордиенко серьезно заболела на три месяца, но помог сын, который съездил на закупку париков в Германию. В августе 2011 года Гордиенко заняла у знакомых миллион рублей: «Было страшно, а что делать».

Маршрут закупки был такой: Париж, Кёльн, Гамбург, Франкфурт, Мюнхен. Гордиенко везде закупала парики, чтобы потом сравнить качество, а потом изучала особенности производства (позже она остановится на гамбургской компании Dening Hair Company). Весь миллион ушёл на разъезды и закупки, покупала Гордиенко, руководствуясь интуицией, поэтому 20% той партии до сих пор пылится на складе — парики оказались не лучшего качества.

Из своего тура Гордиенко почерпнула интересную идею — прием везде вели парикмахеры, так как они лучше обычных продавцов умеют подбирать парики. Кроме того, если необходимо, они могут подстричь или уложить уже готовый парик.

Livejournal

Найти таких специалистов было непросто. Многие отказывались даже от зарплаты в 100 000 рублей, едва узнав, что стричь предстоит парики. Так что первого сотрудника Гордиенко взяла по знакомству — трудоустроила маму лучшего друга своего сына.

Проблемы в этом бизнесе необычные. Например, однажды, чтобы в жару уберечь парики от сухости, Гордиенко обильно намочила их водой из брызгалки. На следующий день волосы встали дыбом — оказалось, что смягчать их нужно маслом, а вода им противопоказана. В другой раз парики стали резиновыми после неудачной покраски. Также выяснилось, что стрижка на людях противопоказана — волосы лежат неровно. Цена ошибки — от 40 до 150 тысяч рублей.

95% клиентов даёт Интернет (Гордиенко тратит полмиллиона рублей в месяц на контекстную рекламу и SЕО), остальных — сарафанное радио: рекомендовать парики Гордиенко своим клиентам стали онкологи. Два года назад, после скачка доллара, Гордиенко открыла магазин дешёвых париков из искусственных волос — он находится в том же здании, что и «Камелия». Стоят там парики от 6 000 до 20 000.

Только в первый год Гордиенко торговала сама: отрабатывала интонации, с которыми нужно разговаривать с людьми, парикмахер подключался только ко второй части беседы — предлагая, как что подстричь. Чтобы лучше понимать людей, которые приходят за париками, женщина пошла к психотерапевту. Прошла уже больше ста часов психотерапии. Такой же системный подход женщина решила применить в своем бизнесе: заплатила полмиллиона рублей, чтобы привезти в Россию немцев, которые обучили её продавцов работе. В первую очередь протезированию волос.

Сегодня женщина мечтает о собственном производстве качественный париков. Чтобы сделать всё по уму, нужно инвестировать до 50 млн рублей. Эта почти вся годовая выручка Гордиенко, поэтому она пока на этот шаг не решается.