Из жизни «Может, это прозвучит странно, но мне без руки стало легче». Парень, потерявший руку, стал спортсменом и мечтает попасть на Паралимпиаду

4 568

В 32 года Антон начал свою новую жизнь. Причиной тому стала травма на производстве: год назад парень потерял руку выше локтя. Но он не отчаялся, напротив, он решил плотно заняться спортом и достичь вершин. Историю сильного человека рассказывает портал TUT.BY.

 — И страшнее всего для меня была мысль, что я больше не смогу подтягиваться на турнике и заниматься на брусьях, — признается Антон. Еще в больничной палате он снова приступил к тренировкам.

Youtube

Директору частного предприятия, где трудился Антон Кругликов, за нарушение правил техники безопасности дали срок и отстранили от должности.

В своей и так, казалось, сложной ситуации Антон прибавляет трудностей: занятия в кислородной маске. Она имитирует тренировку в горах, тем самым увеличивает выносливость и объем легких. Травма не стала для спортсмена препятствием: в плавании, беге, тренировках на турниках, тренажерах, велосипеде, лыжероллерах он даст фору многим абсолютно здоровым людям. Инвалидом парень себя не считает:

— Изменилось лишь то, что раньше я был левшой, а теперь приходится переучиваться на правшу.

Антон хранит на своих страничках в соцсетях фотографию той самой пилы, из-за которой началась его новая жизнь. Случилось это 1 сентября 2016 года.

Парень работал на предприятии «ВитКонсар» в поселке Тулово под Витебском. Официально он занимал должность укладчика, задача которого — складывать в поддон брусы. В реальности же брался за любую работу, в том числе торцевал на многопильном дисковом станке. В оборудовании 8 пил и воздуховод, который постоянно забивается опилками. Поэтому станок требуется часто чистить. Предварительно машину, конечно, нужно выключить.

— Но все, кто до меня работал на «многопиле», никогда ее не выключали. Меня никто не учил, как на этой машине работать. Просто сказали: «Хочешь — иди работай». За техникой безопасности никто не следил. Точнее, рабочие расписывались, что прошли ее, но это было «для галочки». Трагедий не случалось — людям просто везло. Я так на суде потом и сказал: «Не я, так кто-то другой все равно получил бы такую травму», — вспоминает Антон Кругликов.

Каждый день парень закатывал байку во время чистки станка. Но в тот злополучный день Антон не сделал этого: рукав зацепило и в механизм стало заматывать руку.

 — Я просто вырвал руку из «многопилы», иначе бы меня начало крутить дальше. Выбежал на улицу. Отчлененная рука просто висела на коже. Сразу понял, что мне ее ампутируют. Я был в сознании, первую помощь оказывал себе сам, подсказывал коллегам, что делать. Из проволоки сделали жгут, перевязали. Потом приехала «скорая»…

Антон гордится своей мамой — она ухаживает за людьми с ограниченными возможностями. В доме, где парень живет с мамой и бабушкой, он всегда был главным кормильцем.

 — Моя мама — сильная женщина. Она не показывала виду, как ей тяжело. Тем более что я попросил: не надо никаких слез. Когда она первый раз увидела меня после травмы в больнице, успокоил ее своим настроением — улыбался, старался быть на позитиве.

— А чем закончилось расследование ЧП на предприятии? — интересуется журналист.

— Конечно, меня пытались сделать виноватым. Но моей подписи, что я прошел инструктаж по технике безопасности, нигде не было. Процесс шел месяца четыре. В итоге суд решил, что травма произошла из-за халатности директора предприятия. Его отстранили от должности, дали два года лишения свободы с отсрочкой на такой же срок, а также обязали возместить мне материальный ущерб — 2,5 тысячи долларов. Эту сумму бывший директор уже выплатил. «Белгосстрах» ежемесячно платит мне 300 рублей — это пенсия по инвалидности 2-й группы. Радует, что потом, уже после моей травмы, на этом предприятии установили дикий контроль за техникой безопасности.

В Новополоцке, где живет Антон, очень развит такой вид спорта, как водные лыжи, в детстве парень им увлекался. Потом перешел на хоккей, лыжные гонки, легкую атлетику. Окончив школу, спорт не бросил, но перешел в основном на воркаут, плавание и закаливание.

 — Поэтому после травмы страшнее всего для меня была мысль, что я больше не смогу подтягиваться на турнике и заниматься на брусьях. И на третий день в больнице я уже начал подтягиваться — на поручне на кровати. Врач запрещал, но я был настроен решительно. Выписали меня 5 октября. И уже в декабре возобновил постоянные тренировки. Быстро сбросил лишних 12 кг, которые набрал за три месяца без спорта.

Свои тренировки Антон проводит в живописном месте — на берегу озера Люхово, это в 2 км от его дома в Новополоцке. До водоема парень всегда добирается бегом. После этого в спортгородке местной базы отдыха делает разминку. Далее занимается кроссфитом, а потом — в тренажерный зал. Последний этап — плавание и закаливание (несколько минут стоит в воде в любую погоду). И снова кросс — теперь Антон бежит к дому.

 — Здесь, в лесу, на свежем воздухе просто отлично заниматься! — восхищенно говорит Антон. — Молодых спортсменов тут почти нет. А вот людей в возрасте, наоборот, много. Пенсионеры и бегают, и плавают, и зарядку делают — одним словом, молодцы!

 — Первый раз в маске смог пробежать всего две минуты. Но постепенно привык. И сейчас, через 8 месяцев регулярных занятий, всю тренировку провожу в маске. При этом могу в несколько подходов сделать 170 подтягиваний на турнике, 120 отжиманий, 120 подтягиваний на брусьях.

Свой график тренировок парень составил сам:

понедельник, среда, пятница — с 12 часов дня занятия на озере Люхово, в 17:30 — фитнес («Я там один парень среди девчонок»), в 20:15 — кикбоксинг («Деремся на равных, спарринг-партнеров прошу ни в чем мне не уступать»). Вторник и четверг — велосипед («Проезжаю по 70 км в день») или лыжероллеры («Иногда по телефону мне помогает тренер по лыжным гонкам»). В выходные — бег, плавание («Плаваю уже 6 лет в любое время года»).

Культю Антон тренирует с помощью специальной резинки.

— Вначале я левую руку оберегал, ничего ею не делал. Ведь когда врачи ее собрали, там не было мышц. Стал заниматься и вскоре заметил, что правая сторона тела выделяется. Меня это сильно расстроило. Увидел в Интернете, как испанец с похожей травмой занимается с резинкой. Знакомые девочки мне сшили такую же. И пропорции стали выравниваться, сейчас левая сторона приходит в норму.

Управляться травмированной рукой Антон научился, сейчас в доме он спокойно включает свет, открывает двери, даже шнурки на обуви парень завязывает сам.

 — Я до сих пор чувствую потерянную конечность, шевелю пальцами, работаю кистью, предплечьем… Такое чувство, что рука есть. После ампутации первые дни я не понимал, что со мной: вижу, что руки нет, но она есть. Это напрягало. Говорят, что люди после ампутации испытывают фантомную боль. У меня такого нет. Ничего не болит, просто я чувствую руку. И это хорошо для установки бионического протеза — он улавливает нервные импульсы и дает ощущения, близкие к тем, которые чувствует человек с реальной рукой.

Помимо спорта Антон увлекается танцами:

— Танцую хип-хоп, степ. Меня это расслабляет. После травмы мне позвонила знакомая девушка Альбина Фурман и предложила снять совместный клип. А летом сняли еще один ролик — уже втроем, там еще танцует мой инструктор по фитнесу Юлия Култышева. Но он пока монтируется.

— Мысль попасть в паралимпийскую сборную впервые появилась, когда я ждал «скорую». Даже сказал об этом врачам. Они списали все на то, что на меня так действуют обезболивающие, — вспоминает парень.

Антон занимается в простой, поистине «мужской качалке». Хозяин тренажерного зала Василий — сам бодибилдер. Мужчина не берет с Антона денег за посещение зала.

Сейчас у спортсмена есть цель, которая двигает его вперед:

— Хочу попасть в сборную страны. Знаю, что можно выбрать два вида спорта — зимний и летний. Я думаю, зимой у меня получится выступать в лыжных гонках, а летом в плавании или легкой атлетике — в беге на короткие дистанции. Теперь надо, чтобы меня увидели тренеры. Хочу попасть на Паралимпиаду, которая пройдет весной в Корее. Хочу перебраться в Минск. Я, конечно, очень люблю Новополоцк, но тут в моей ситуации нет перспектив.

Вторая цель Антона — бионический протез. На такую роскошь нужно заработать денег.

— «Белгосстрах» мне оплатил протез на тяговой основе. С его помощью катаюсь на велосипеде: подстраиваю угол левой руки к рулю, фиксирую — и еду. Но в обычной жизни этим протезом не пользуюсь. Никак не могу его принять. Бионический же протез стоит около 40 тысяч евро. Такую сумму я мог бы заработать, реализовав свои возможности в спорте.

Друзья Антона после случившегося организовали в соцсети сбор денег на протез, реквизиты действительны и сейчас, помочь парню может любой.

— Некоторые люди даже не видят, что у меня нет руки, — улыбается Антон.

И это правда: во время двухчасовой тренировки было много моментов, когда мы этого тоже не замечали — такой позитив излучает Антон.

— Поначалу людям хотелось жалеть меня. Потом они смотрят, не тот это парень, которого надо жалеть. Сейчас один звонит и говорит: «Слушай, глядя на тебя, пошел заниматься в зал». Другой стал бегать. Еду на велосипеде с протезом — люди в машинах меня снимают на телефон и поддерживают: «Давай-давай, жми!». В фитнес-зал приду, девчонки обычно сидят, болтают, я зашел — все, они в деле. И это такие классные ощущения, очень мотивирует. Даже на душе становится спокойнее. Мне иногда кажется, что одной рукой я делаю больше, чем многие — двумя.

Антон не скрывает: травма поменяла все внутри:

— Когда у тебя что-то отняли, сразу же начинаешь думать по-другому. Меняется отношение к миру, себе, людям. У меня сейчас есть конкретные цели. Я знаю, что для них надо делать, и иду к ним, несмотря ни на что. У людей в моей ситуации два варианта: сдаться и начать бухать либо не сдаться. Без разницы при этом, чего у тебя нет: руки, ноги, двух рук и двух ног. Вот как Алексей Талай, который живет полноценной жизнью и многого добился (бизнесмен, мотивировочный тренер, член паралимпийской сборной Республики Беларуси по плаванию, муж и отец четырех детей. В юности, подорвавшись на послевоенной мине, потерял обе руки и ноги — прим. TUT. BY).

Как бы ни было тяжело, новая жизнь кажется парню гораздо насыщеннее:

 — Жить веселее, вы не поверите! Может, это прозвучит странно и для многих непонятно, но мне без руки стало легче. Просыпаешься — и хочется выложиться по полной. Раньше я жил в толпе, не для себя. Травма сделала меня свободным. Я теперь реализовываю себя так, как мне хочется. Парадокс, но, потеряв руку, я стал более востребованным: появляются интересные проекты, предложения и люди.

Конечно, нашлись и те, кто говорит Антону: «Завязывай со спортом, куда ты лезешь, тебе уже 32 года». Парень не придает никакого значения мнению таких советчиков.

— Не люблю, когда говорят: у тебя это не получится. Я тогда, наоборот, по-любому это сделаю. Однажды мы поехали компанией в Полоцк на канатную дорогу. Там есть разные уровни сложности: взрослый и детский. Мне друзья говорят: пойдешь по детской дороге. Но я уболтал инструктора, залез и прошел взрослую трассу быстрее всех. Вся рука была в крови. Но зато потом у меня еще четыре дня была эйфория: я это сделал! Ведь в первую очередь я доказывал, что смогу, не друзьям, а самому себе.

Что касается личной жизни Антона, вниманием девушек он избалован, но сердце смелого юноши уже занято.