Из жизни 91-летний алтайский художник-самоучка пишет картины, не различая цвета. Творчеством мужчина увлекся уже в преклонном возрасте

3 142

В Барнауле открылась уникальная по своему формату выставка под названием «50+». На ней представлены картины художников-самоучек старше 50 лет. По информации «Комсомольской правды», в проекте приняли участие 40 авторов со всего Алтайского края.

Самым пожилым из них стал 91-летний Иван Григорьевич Троценко. Рисованием он увлекся в преклонном возрасте — свою первую картину написал в 72 года на даче под Барнаулом. В город Иван Григорьевич вместе с супругой Ниной Васильевной переехал уже на пенсии, чтобы быть поближе к дочерям. До того дня Иван жил и работал в Средней Азии, его профессия не имела отношения к искусству. Он строил жилье, промышленные объекты, железные дороги, каналы. Отойдя от дел, решил заняться творчеством. Дочь художника Наталья вспоминает, как это было.

— В какой-то момент, видимо, у него и возникла потребность отдать бумаге то, что в душе накопилось. В 72 года папенька, будучи на даче, нарисовал свою первую работу — изобразил закат. Он вообще считает, что на Алтае самые красивые в мире закаты. Когда он показал эту работу члену Союза художников Виктору Зотееву, тот спросил, давно ли папенька занимается живописью. Услышав в ответ, что это первая работа, ошарашенно воскликнул: «Гениально! Такое впечатление, что вы держали кисть в руках всю свою жизнь!»

В 88 лет Иван Троценко провел свою первую персональную выставку акварели «Красота земли и неба». Пришедшие на нее специалисты отметили, что его случай — уникальный в своем роде. Доктор искусствоведения, профессор, член Союза художников России Тамара Степанская прокомментировала:

— Иван Григорьевич Троценко не потому знаменит, что он член клуба «Художник» или рисует в технике наива, а тем, что 88-летие свое встретил первой своей персональной выставкой. Случай уникальный, и одаренность его — особого рода. Она — из любви и уважения к жизни, из мужества все ее препятствия преодолевать достойно. Я не говорю, что автор превзошел Левитана или о безупречности фактуры. Здесь нет академической школы, не виден за стилем «учитель с указкой». Здесь не о том речь. А о том, что каждый его этюд искренний. Он не боится взять лист бумаги, акварель и увидеть окружающую нас красоту. Он любит небо. Он любит снег. И это видно.

Удивительно и то, что художник практически слеп. Глядя на его картины, в это сложно поверить. Когда у него спрашивают, как такое возможно, неунывающий Иван отвечает:

— Вы про то, что у меня прогрессирует дистрофия сетчатки глаз и я почти ничего не вижу? Жена помогает мне увидеть нужную краску на палитре. Она стала моими глазами. А потом, краска — субстанция очень энергетическая, сильная, совсем не видеть ее невозможно. Писал же глухой Бетховен музыку, а Кустодиев даже в инвалидной коляске рисовал.

А когда супруги и дочери нет рядом, он пишет сюрреалистические пейзажи, напоминающие иллюстрации к произведениям о далеких планетах.

— Если вдруг нам некогда, то земля у папеньки может получиться цвета свеклы. Недавно он проникся высказыванием одного японского художника о том, что если на картине нет неба, то и картины нет… С этих пор, если ему не нравится, как получилось небо, отрезает эту часть и наклеивает чистую бумагу. Я в таких случаях стою над ним, как жандарм, и не позволяю резать работы! — поделилась дочь пожилого художника.