Из жизни «15 лет не срок».Скончался бывший сотрудник ОМОНа, который сидел за жестокое преступление. Мать погибшего считает, что его убили

1 186
kp.u

В новогоднюю ночь в камере ШИЗО ИК № 37 в Чусовском районе Пермского края обнаружили тело Артема Тронина. Бывший сотрудник ОМОНа отбывал наказание за жестокое преступление. Об этом сообщает «Комсомольская правда».

Трагедия произошла в июне 2011 года, когда сотрудник ГУ МВД РФ по Пермскому краю Артем Тронин выпивал в местном баре вместе с друзьями. Вдруг Ирина Джамадинова из компании ОМОНа и Екатерина Бычкова из компании местных жителей стали ссориться. В ходе разбирательств сотрудники отряда особого назначения обещали разобраться и обещание выполнили. Днем в поселок приехали еще шесть человек, включая двух омоновцев — Андрея Пыстогова и Евгения Вашкевича. Большая компания пришла к мужу Екатерины Бычковой Олегу. Мужчины жестоко избили мужа обидчицы и его друга Сергея Пипкина и увезли в багажнике в лес. Остановить расправу помогли отчимы мужчин. Пострадавших доставили в Гайнскую больницу. Однако травмы Бычкова оказались несовместимыми с жизнью, и через три дня он скончался.

В 2012 году прошел суд, на котором преступники вели себя нагло и вольяжно: разговаривали, смеялись и разгадывали кроссворды. Тронин на перерывах даже напевал песни: «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались…» и «Отпустите меня в Гималаи». Не осознавая последствия своих действий на судебном заседании, Артем заявил: «Колбаса не мясо, 15 лет не срок». Суд назначил ему наказание — 12 лет в колонии строгого режима.

О смерти сына женщина узнала 2 января от третих лиц. Его мать считая, что сына убили, обратилась в СК и ФСИН  с открытым письмом, опубликованным в Интернете.

— От заключенных нам стало известно о том, что сотрудники колонии на протяжении последних двух месяцев доводили моего сына до самоубийства, а именно: гнобили по поводу религиозных убеждений; на протяжении всего периода угрожали расправой; содержали в бесчеловечных условиях: не отстегивали в камере ШИЗО спальное место, не выводили в баню и на прогулку, лишали пищи, а равно жестоко обращались; оказывали на него психическое и физическое давление, угрожая «опустить»; систематически унижали человеческое достоинство, что заключалось в постоянных оскорблениях, издевательствах, циничном высмеивании, — пишет женщина.

В октябре погибшего должны были перевести из ШИЗо в камеру со строгими условиями содержания, однако этого не произошло. Женщина уверена, что у ее сына был конфликт с одним из сотрудников ИК.

— При этом с одним из сотрудников — Шваревым А. В. — у моего сына был межличностный конфликт, который образовался в результате выступления в феврале 2017 г. моего сына в суде в качестве свидетеля обвинения против Шварева А. В. по делу об избиении заключенного Нарыжнова. Шварёв А. В. совместно с Бесковым сначала избили моего сына, а затем  Нарыжнова. Оба заключенных на тот момент написали заявления, однако до суда дошло лишь заявление Нарыжнова, поскольку его делом занимался адвокат. На судебном заседании и после него Шварев А. В. неоднократно угрожал моему сыну и обещал, что ему так просто с рук это не сойдет. В дальнейшем Шварев А. В. не раз оговаривался в присутствии заключенных, что «Артем никогда не выйдет в СУС. Конец* (заменено с нецензурной лексики) ему за то, что слишком много знает», — продолжает женщина.

Подруга Артема Тронина Кристина тоже не верит, что он мог покончить с собой, потому что у него были планы на дальнейшую жизнь после колонии.

— У него был девиз: лучше умереть стоя, чем жить на коленях. Думаю, именно так и случилось, — рассказала «59.ru» подруга Артема. — Тем более я не могу поверить, что он сам бы решился на такой поступок.

В краевом ГУФСИН подтвердили информацию о смерти заключенного. В ведомстве пояснили, что по факту гибели мужчины сейчас проводится проверка.

— Мы просмотрели все документы. Последний раз спецсредства в отношении заключенного Тронина применялись в октябре 2016 года. Причина — не выполнял требование администрации, — сообщил член общественной наблюдательной комиссии Пермского края по контролю за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания Георгий Ситников. — Мы опросили заключенных, кто знал Тронина. Они не подтверждают, что с сотрудниками колонии у него был конфликт. После изучения документов выяснилось, что Артем Тронин неоднократно нарушал режим и распорядок колонии, помещался в ШИЗО (штраф-изолятор. — Прим. ред.), а также состоял на профилактическом учете как лицо, склонное к суициду и членовредительству. Лица, кто состоит на профилактическом учете, требуют повышенного внимания администрации колонии. В группу риска, где состоят лица, склонные к суициду, Тронин попал в 2015 году, когда еще находился в колонии в Кушмаргорте.