"

Культура Она безумно любила театр. Любил ли он ее так же?!

Наталья ВИТИВА
№8 (403) 18.02.2004

В конце января исполнилось бы 95 лет актрисе Национального театра Елизавете Томберг. Ее талантом восхищался весь Советский Союз. Именитые театральные деятели говорили, что она может украсить труппу любого столичного театра. А она практически всю свою жизнь отдала Карелии. Золотые годы Национального театра связаны с ее именем. Но сегодня об этом, видимо, мало кто помнит. Цветы на могилу Елизаветы Степановны в ее юбилей принесла только дочь. Никто из родного театра актрисы не проронил о ней в этот день ни одного слова...

Из крестьянок в актрисы

Лиза Томберг выросла в одной из деревень Ленинградской области. О карьере актрисы и не думала: родители занимались сельским хозяйством, да и внешность у девочки была не совсем артистическая, поэтому и пошла в сельскохозяйственный техникум. Но работать по специальности пришлось недолго. В 31-м году был организован Ленинградский Финский драматический театр. Его руководители отправились по области на поиски талантливой молодежи. Лизу Томберг, знавшую финский язык, пригласили сдать экзамены в Ленинград. В свои 20 с небольшим она успешно с ними справилась и стала работать в театре, а заодно училась в Ленинградском институте повышения квалификации работников искусств.

Наверняка в этом театре ее ждало бы прекрасное будущее. Но в 37-38-х годах начались репрессии... Многие актеры во главе с главным режиссером Ханнесом Тамми были расстреляны. Елизавета Степановна в это время лежала в больнице — это ее спасло.

Без работы долго сидеть не могла. Организовала в Пушкине, где поселилась вместе с мужем, дочерью и мамой, драмкружок при трикотажной фабрике. Сама выступала в спектаклях театральной студии. А когда началась финская война, уцелевших актеров национальных театров Ленинграда и Петрозаводска мобилизовали. Елизавета Томберг отправилась на фронт в составе концертной бригады. Там она познакомилась с Суло Туорила, одним из создателей театра в нашем городе, приехавшим в Советский Союз из Финляндии. Эта встреча изменила ее жизнь.

— Когда мама ездила в концертной бригаде на фронт, — вспоминает дочь актрисы Ирина Томберг, — мы с отцом, директором детского дома, оставались в Пушкине. Однажды к нам приехал Суло Туорила. Он очень долго о чем-то говорил с отцом. Потом я узнала, что мама выходит замуж за Суло...

Лепешки из зеленого кофе

В 40-м году, после окончания войны с Финляндией, Национальный театр Карелии, закрытый в 37-м году, получил разрешение на возрождение. Актеры вернулись в Петрозаводск. Вместе с Суло приехала и Лиза, которой суждено было стать звездой театра. Она проявила себя уже в первой постановке Котсалайнена по пьесе Горького "Егор Булычев и другие", сыграв игуменью Меланью. К сожалению, спектакль был показан зрителям всего несколько раз. Началась Великая Отечественная...

— Мама приехала за мной и бабушкой из Пушкина, — рассказывает Ирина Федоровна, — чтобы вслед за театром эвакуироваться в Омск. Она добралась до Ленинграда последним поездом — город оказался в блокаде.

Суло Туорила как переводчик с финского и шведского языков был в распоряжении Политического управления Ленинградского фронта. Он получил квартиру на Литейном, там мы и поселились всей семьей. Голодали страшно. "Похлебкой", сваренной из кожаных ремней и столярного клея, и лепешками, приготовленными из зеленого кофе, не наешься. А съестных запасов никаких не было. Не успели купить. 125 граммов хлеба, выдаваемых в день на человека, не спасали. В результате Суло попал в больницу с истощением уже в ноябре. Мама стала выглядеть лет на 70. Если бы Суло не перевели в начале марта 42-года на Карельский фронт, мы бы, наверное, все умерли от голода и холода. Бабушка отказалась с нами ехать и погибла...

А в Олонце устраивали джаз!

Еще гремела война, когда руководство республики стало собирать разбросанных по всей стране актеров Финского драматического театра. Томберг вместе с коллегами оказалась в селе Шуерецкое Беломорского района. Там с ними работали ученик Станиславского режиссер Николай Демидов и молодой актер и режиссер Владимир Богачев.

— Под руководством Демидова театр поставил "Нору" Ибсена, — рассказывает Ирина Федоровна. — Об этом спектакле критики до сих пор вспоминают.

Для актеров репетиции были как праздники. После них они непременно устраивали танцы. Натирали пол воском, брали саксофон, кларнет и устраивали такой джаз!

А жили мы в ужасных условиях. Когда театр переехал в Олонец, мы с родителями завели огород, картошку сажали. Мама ходила по деревням, меняла вещи на продукты.

Начались гастроли по районам республики. Часто актеры шли пешком, неся на себе декорации, костюмы и реквизит. Елизавета Томберг вспоминала, как они подшучивали друг над другом: в рюкзак одного из актеров положили две половинки кирпичей. Он таскал их почти месяц, не замечая проделки.

В Олонце Елизавету Степановну ждала настоящая актерская удача. Она сыграла Эльзу в спектакле "Ветер с юга" Грина и Майю из народной финской комедии Паккала "На сплавной реке". За эти работы актриса вместе с режиссером постановок Вальтером Суни и актером Тойво Ланкиненом получили Государственную премию СССР 1950 года.

В Таллинн больше не вернусь

В 50-м Финский театр наконец перебрался в Петрозаводск. Елизавета Томберг сразу покорила местную публику. Ее Васса Железнова из одноименной пьесы Горького и фру Бон из "Людей с Дангора" Андерсена-Нексе считаются лучшими работами актрисы. Казалось, что теперь Томберг уже ничто не разлучит с Петрозаводском, подарившим ей нормальные бытовые условия, и родным театром, но

в 56-м году она вслед за мужем уезжает в Эстонию.

— Родители умалчивали об истинных причинах их отъезда, — говорит дочь актрисы. — Знаю, что у Суло что-то не ладилось в театре. Он махнул на все рукой и отправился в Таллинн, где его приняли с распростертыми объятиями. Ему предложили должность главного режиссера передач на финском языке на телевидении, а маме — место в театре драмы. Им выделили шикарную квартиру в Таллинне. Но прожили они там недолго. Стоило мне вызвать маму в Петрозаводск по семейным обстоятельствам, она сказала Суло: "Пойду работать в родной театр, там я нужнее". Суло ничего не оставалось, как тоже вернуться.

Надо вовремя уйти

До середины 80-х Елизавета Томберг выходила на сцену своего театра. Сыграла несметное количество ролей сильных женщин. Гастролировала по всей стране и в Финляндии, где ее особенно любила публика. Получила массу званий. Она стала первой и единственной в Карелии народной артисткой СССР. Но ни награды, ни преклонный возраст ее не успокаивали — она все время хотела быть при театре.

— Маму постоянно тянуло в театр, — рассказывает Ирина Федоровна. — Даже тогда, когда ее там видеть не очень-то и хотели. Суло ей все время говорил: "Лиза, надо вовремя уйти", а мама не слушала. Она переживала за то, что некоторые актеры не очень хорошо знают финский язык...

5 ноября 1988 года Елизавета Степановна пришла с детского спектакля из театра, села в кресло-качалку, чтобы почитать газету. Через несколько минут ее не стало.

— Мама всегда играла сильных женщин, державших в ежовых рукавицах всех окружающих, — говорит дочь актрисы. — На самом деле она была доброй, мягкой женщиной. На меня ни разу в жизни не кричала. Она просто безумно любила театр. Любил ли он ее так же?! Она посвятила Национальному театру свою жизнь. Сегодня ему, видимо, такие жертвы не нужны. Хотя так хочется, чтобы маму помнили...