"

Тема номера Тайна гробницы Наполеона

Надежда Меккиева
№33 (586) 15.08.2007

Гробница Наполеона, которую можно увидеть в одном из парижских музеев, изготовлена из шокшинского малинового кварцита, добытого в Карелии! Письмо с подобным утверждением на днях отправилось в столицу Франции. Указать французам на исторический факт отважился директор Карельского государственного краеведческого музея Михаил Гольденберг.

А началось все с дружеского визита в Париж. Французская писательница и журналистка Анна Брюнсвик пригласила туда Михаила Гольденберга вместе с супругой Аллой в благодарность за помощь. Карельский историк консультировал ее при написании книги, посвященной сегодняшним будням Беломорканала. Публицистическое произведение уже готово к печати. Так что ехал Михаил Леонидович не работать, а отдыхать.

Чем-чем, а достопримечательностями французская столица изобилует. Типичная культурная программа по осмотру памятников истории и архитектуры не миновала и карельских туристов. Тем более что они впервые приехали в знаменитый город. Одним из пунктов программы было посещение парижского Дворца инвалидов (invalid с французского — "ветеран армии"), где посетители могут созерцать усыпальницу великого императора Бонапарта.

– С детства знал, что там находится могила Наполеона. Не посетить ее мне, как историку, было просто невозможно, — рассказывает Михаил Гольденберг. По словам Михаила Леонидовича, он всегда знал, что погребальный саркофаг императора сделан из карельского камня. "То, что для изготовления букв слова "Ленин" на Мавзолее и гробницы Наполеона использован шокшинский малиновый кварцит, знает каждый карельский школьник", – уверен директор Карельского краеведческого музея. Каково же было удивление историка, когда в буклете, посвященном описанию Дворца, он прочитал, что материалом для императорской усыпальницы стал "кусок красного порфира (он же кварцит. – прим. ред.), привезенный из Финляндии". Михаил Гольденберг уверен: это не так. Упоминание о причастности карельского камня к гробнице Наполеона встречается во многих исторических источниках.

– Распоряжение о транспортировке камня было отдано еще Александром I, доставлен же кварцит был водным путем, на барже, уже при Николае I. В этом факте – способность проявить милость к павшему, наш гуманизм и признание величия французского полководца, – считает карельский историк.

По признанию Михаила Леонидовича, неточность, допущенная в информационном проспекте, который за год попадает в руки трех миллионов посетителей со всего мира, вызвала у него чувство обиды как за Карелию, так и за Россию в целом. Промолчать он просто не мог. И сразу же обратился к сотрудникам музея, указав французским коллегам на досадную неточность. Музейщики, не имеющие отношения к историческим исследованиям, и не думали вступать в научную дискуссию. Они предложили гостю из России написать директору Дворца инвалидов. Что, собственно, и сделал Михаил Гольденберг по приезде на родину. "Исправить обязательно надо, хотя бы на "из России". Финляндия здесь ни при чем. А нет ли тут умысла на принижение роли России?" – задается вопросом Михаил Леонидович.

Письмо составлено на французском языке (помогла супруга, по профессии – преподаватель французского языка), а кроме того, написано вручную и отправлено обычной почтой. "Я решил, что лучше, если послание будет от руки, более тепло получается. Почему не отправил непосредственно из Парижа? Для меня важно, чтобы обратили внимание на адрес отправителя", – говорит Михаил Гольденберг.

Тогда в Париже сотрудники французского музея заверили необычного туриста, что на письмо ему обязательно ответят. В чем не сомневается и сам инициатор переписки. Теперь остается только ждать. В случае же возникновения у музейщиков сомнений касательно истинности указанного факта Михаил Гольденберг готов подкрепить свои слова многочисленными научными статьями.