"

Культура Художника каждый обидеть может

Алла Константинова
№29 (739) 21.07.2010

В последнее время карельские художники зачастили разбираться с местной властью. А что им остается делать: они подолгу, с завидным упорством ждут обещанных им чиновниками денег. Кто-то до последнего надеется на порядочность власти, кто-то не выдерживает и начинает ругаться. «Карельская Губернiя» попыталась разобраться, действительно ли в Карелии появилась мода обманывать творческих людей и так ли невинны сами «жертвы».

«Боимся сглазить деньги»

Выставочный зал Кронида Гоголева в Сортавале давно требует ремонта. Ветхое строение, в котором хранятся работы известного мастера по рельефной резьбе, раньше было овощным складом. Построенное более 100 лет назад, здание в прямом смысле разваливается.

Однако два года назад республиканский бюджет все-таки выделил почти 2 миллиона рублей на ремонт выставочного зала. Денег хватило лишь на косметический ремонт. Карельское правительство поддержало план дальнейшего ремонта здания и обещало выделить дополнительные финансы. Супруги Гоголевы продолжили ремонт на собственные деньги, потратили все сбережения, взяли кредиты в банках. Однако обещанные правительством 6 миллионов так в Сортавалу и не перечислили.

Пока 83-летний художник и его семья тяжело переживали эту ситуацию, карельский Минкульт кормил обещаниями. Мы позвонили в Сортавалу, чтобы узнать, есть ли в деле подвижки.

– Да, недавно нам звонила лично Галина Брун, – призналась жена мастера Жанна Петровна. – Со дня на день деньги к нам придут. Можно я сумму озвучивать не стану? Понимаете, мы просто сглазить боимся – слишком уж долго ждем помощи.

Остается лишь надеяться, что деньги действительно дойдут до Гоголевых. Художник и члены его семьи не знают, куда обращаться за помощью, если о них вдруг вновь «забудут».

«Не ищите новостей!»

За рубежом у художника из Петрозаводска Владимира Фомина множество поклонников. Его персональные выставки проходят чаще за границей, чем в России. По мотивам творчества Фомина ино-

странные студенты пишут научные работы, о нем снимают телевизионные фильмы. Помимо прочих работ, художник создал свою, ни на что не похожую «Калевалу» – так называется серия картин, высоко оцененная знатоками искусства во всем мире.

Среди поклонников петрозаводского художника появились и российские «випы». Руководители строительства отеля «Онего-Палас» предложили Фомину интересную сделку. Взамен на разрешение скопировать панно «Калевала» они пообещали купить у него несколько картин и после открытия отеля организовать в его стенах постоянную экспозицию работ художника.

– Так и сказали: «Картин других художников, кроме Фомина, здесь не будет», – говорит Владимир. – Я крайне удивился, когда эти люди со мной связались, – почему именно я? Почему не какой-нибудь столичный художник?

Согласие на копирование своего панно Владимир дал и вскоре увидел его «близнеца»: вторая работа была идентична оригиналу. Внизу даже подпись художника стояла, точь-в-точь такая же! С тех пор прошло уже больше года, но пока с Фоминым никто не связывался. Владимир – человек скромный и твердо уверен, что его не обманут.

«Карельская Губернiя» тоже в этом не сомневается, но для пущей уверенности все-таки связалась с президентом строительной фирмы «ИНСТАР» Александром Бычковым. Он сказал, что как раз намеревался связаться с Владимиром Фоминым по поводу панно. На вопрос нашей газеты, не забыл ли он о своем обещании, Бычков сухо отрезал:

– Не ищите новостей там, где их нет. Обещанное мы выполним.

Откуда миллионы?

Известный скульптор и заслуженный деятель искусств Карелии Ченка Шуквани почти два года назад создал для Министерства внутренних дел Карелии парящего орла из гранита. Скульптуру он сделал быстро, ведь поджимали сроки – приближалось 85-летие образования МВД в республике. Памятник воздвигли в честь сотрудников органов, погибших при исполнении долга. Шуквани признается, что эта работа была для него делом чести. Однако то, как его труд в итоге оценили, Ченку Минаевича не устроило.

– Этот памятник стоит в три раза дороже, чем было указано в договоре, – говорит он. – Я заранее понимал, что получу меньше денег, но на такую сумму точно не рассчитывал! Сначала мне дали подписать один договор, а затем подсунули второй – я даже не видел, какая в нем сумма!

По словам Ченки Минаевича, изначально МВД договаривалось с ним о 3,5 миллиона рублей, а он получил значительно меньше. Скульптор вспоминает, что похожая ситуация у него возникла и с руководством Республиканской больницы – ему отказались платить оговоренную за памятник сумму.

– Тогда еще Бойнич главным врачом был, я свои деньги только через суд отвоевал, – возмущается Ченка Минаевич. – А если МВД мне денег не вернет, я с ним тоже судиться буду!

В МВД – свой взгляд на конфликт.

– У нашего министерства даже нет такой статьи расходов: на памятники, – говорит начальник отдела информации Татьяна Гарибашвили. – Инициатива заказать скульптуру принадлежала Совету ветеранов, мы ее поддержали. Деньги на памятник собирали, что называется, всем миром: «орел» воздвигнут только на благотворительные средства! При этом мы платили не только скульптору, но и за камень, литье, оборудование и т.д.

Согласно документам, представленным министерством, сначала с Шуквани заключили договор на 1,5 миллиона. Затем, по просьбе художника, сумму увеличили до 2,5 миллиона.

– Ченка Минаевич никак не может понять, что он должен платить налоги со своей работы, – удивляются в министерстве. – В итоге он и получил сумму, положенную ему по законодательству. Из 2,5 миллиона он заплатил налог – 325 тысяч рублей. Шуквани получил 2 миллиона 174 тысячи 500 рублей и остался недоволен суммой. Он сам путается в показаниях: к примеру, в интервью одной карельской телекомпании говорил, что МВД задолжало ему 600 тысяч. Теперь уже речь идет о миллионах…

«Начальники шума не любят»

Где как не в Союзе художников Карелии должны защищать «своих»? Однако, как сообщил председатель союза Анатолий Титов, никто из местных творцов к ним не обращался.

– Если потребуется, мы, конечно же, поможем, – говорит Титов. – Наши начальники шума не любят, такие проблемы должны решаться просто.

Однако публичных случаев разбирательств художников с властью в союзе не припомнят. По-видимому, нервы творческих людей особенно крепки.