"

Культура О бедном министре замолвите слово...

Губерния
№32 (742) 11.08.2010

Директор Центра молодежных инициатив «Мюллярит», в недавнем прошлом легендарный аккордеонист одноименной группы, а ныне продюсер и лучший инсталлятор музыки в Петрозаводске Сергей Павлович Зобнев осаждал редакции Петрозаводска с одной просьбой: «Что вы все публикуете поклепы против Галины Брун, ну как же вам не стыдно? Напали на бедную женщину, не разобравшись. Пожалуй, придется мне самому в кулачном бою отстаивать ее честь». Сергей имеет в виду, конечно же, отгремевший в это лето скандал вокруг Национального театра, когда директор его Сергей Пронин обвинил министра культуры Брун в развале национальной политики, уничтожении театров и культуры вообще. Зобнев попросил у «Карельской Губернiи» слова, добавив при этом: «Дайте хоть кому-то вступиться за девичью честь министра»! Итак, даем Зобневу слово.

О девичьей памяти

– У Пронина, как видимо, память недолгая. Будучи еще актером Финского театра (предшественника Национального), он сам был очевидцем того, как тогдашний директор Эдвин Павлович Алатало поддержал только что созданную группу «Мюллярит». Первый концерт в 1995 году мы дали именно на сцене Финского театра. Или как прямо в фойе театра давала первые премьеры зеленая еще труппа новорожденного театра «Творческая мастерская». Это нормально – пускать под свою крышу коллег-единомышленников. А когда сам Национальный ремонтировался от катанандовских щедрот, труппу пускали на свои площадки и кукольный, и «ТМ», и драма. Это логично, ведь есть такое понятие – театральное братство. Если относиться к театральному полю как к общему, культурному, то это естественно – привечать друг друга. Но Сергей Сергеевич относится к Национальному театру как в собственной вотчине, потому и сопротивляется, не хочет пускать «Творческую мастерскую» на свою сцену. Я объясняю это в том числе и боязнью конкуренции.

О национальном вопросе

– Все рассуждения о гибели национальной культуры от рук коварной Брун меня смешат. Какая национальная культура в Национальном театре? Его давно называют театром двух артистов, имея в виду весьма уважаемых мною Пекку Микшиева и Виено Кеттунен. Это обломки старой национальной культуры. Когда все артисты, выбрав лучшую долю, эмигрировали в Финляндию, Финский театр закончился. Сейчас там происходит следующее извращение: искусственно выучившие язык преподаватели преподают юным артистам, а те потом на чудовищном финском (мнение зрителей-финнов) играют спектакль, который большинство слушает в наушниках. Зачем прокручивать такую схему, искусственно создавать иллюзию национальной культуры, когда она натужно существует на плохо слепленных и плохо звучащих финноязычных спектаклях? Чтобы студенты, изучающие финский язык, проходили практику, получали зачет? Или чтобы Министерство по национальной политике зафиксировало в своих бумагах отчет, что титульная нация в республике развивается и деньги на нее из центра поступают не зря?

У нас есть прекрасные образцы карельской культуры: хулиган и дебошир Сантту Карху, гениальнейший музыкант и единственный в своем роде исполнитель рока на карельском языке, продолжает тянуть свою группу Talvisovat и не кричит на всех углах: я классик, я поэт, я несу карельскую культуру, дайте мне много денег! Есть самобытный коллектив «Карельская горница», есть ансамбль «Тойве» – кузница музыкальных кадров от Генриха Туровского, вепсский молодежный коллектив Noid, уникальный семейный ансамбль Sattuma. Эти люди фанатично делают свое дело и не требуют орденов на грудь. Вот они-то и развивают, и двигают национальный вопрос без помпы и парада.

А если мыслить более масштабно и на перспективу, так лучше всего национальный вопрос надо развивать по завету покойного Дедушки Быкадорова. Он всегда на концертах «Мюллярит» кричал со сцены: «Раз-мно-жай-тесь!!!» Я бы сказал представителям финской и карельской культуры с вепсами заодно: забудьте про презервативы, плодитесь и размножайтесь и населяйте Карелию финно-угорскими людьми. Тогда национальный вопрос будет развиваться на деле.

Немужское поведение

– Я уже молчу о моральных качествах С.С.Пронина, пишущего во все инстанции, во все федеральные адреса. Написал Клебанову, что в Карелии волна негатива, что все западные СМИ сообщили о гибели последнего оплота национальной культуры. Теперь посмотрим, по чьей наводке написали СМИ? По Пронина, чьей же еще. Кто вызвал бурю негодования? Пронин собрал обломки старой интеллигенции, выставил у микрофона с заламыванием рук, потравив и раздразнив. Дескать, ваше, исконное, карельское губят, защитите. И полунищие поэты и писатели, очевидцы еще тех, качественных и настоящих спектаклей театра, под закадровое дирижирование Пронина и создали волну, которая дальше театра не ушла. В письме Клебанову пишется: «Множество фондов и общественных организаций выступили в защиту театра». А в этих фондах (сюрприз!) учредитель или (скромно) член – Сергей Пронин. Получается, «дело Брун» сфабриковано Прониным. И завершается примерно следующими выводами: «Пора брать культуру в свои руки, оперативно возглавив ее кадрами из госрезерва». Здесь невольно закрадывается вопрос: а не тесноваты ли стали амбициозному автору и руководителю стены Нацтеатра? Не себя ли видит защитник национального вопроса на посту министра культуры? Иначе зачем ему поливать Галину Брун?

Конечно, деньги

– Не сомневаюсь, что аппетитнее всего в этой истории не национальный пирог, а денежный. Пронин и к театру относится как к семейному делу. Он сам ставит спектакли, жена его Ирина Пронина является художником всех произведений мужа. От режиссера Андрея Дежонова я услышал на пресс-конференции, что Национальный театр – это авторский театр Пронина. Вот оно как! За государственный счет нам навязали нового художника, не знающего границ нескромности. Сергей Сергеевич говорил министру культуры: «Дайте мне 37 миллионов, я сниму фильм к 90-летию республики». Когда ему отказали, он написал в Москву, что министр профукала деньги на юбилей, пригласив звезд из Москвы, а профессионалов (имеется в виду артистов театра) на празднике даже не задействовала. Но я знаю всю закулисную кухню праздника, я отвечал за все техническое обеспечение Дня республики. Всех московских артистов нам подарили правительство Москвы и олигарх Сафин, мы не затратили на это ни копейки из бюджета. А то, что Пронин сам не подал заявку на участие «профессионалов» в шоу, так это говорит о том, что он в сезон весна-лето-2010 занимался постановкой интерактивного спектакля «Коварная Брун», в который была втянута вся культурная и не очень культурная общественность Карелии. И это был самый успешный и самый посещаемый спектакль Пронина.

А что касается «незадействованных» профессионалов, то это ложь. Организаторы и режиссеры отобрали лучшие творческие коллективы и солистов из всех районов республики. Кто был, тот не даст соврать – шоу получилось зрелищное и достойное.

Девичья честь

– Да, я люблю Галину Брун. Называйте меня хоть подхалимом, но я от своей мужской позиции не отступлю. Мы с Галиной Тойвовной работаем в одной связке, делаем одно общее дело – продвигаем культурный бренд «Карелия» и на внешнем, и на внутреннем рынке, а не навязываем себя и свой авторский продукт за государственный счет, будь то уникальный проект «Фолк-марафон» или «Рок-Бридж» – фестивали, действительно прославившие Карелию в начале 2000-х.

Я считаю, что Пронин ведет себя не по-мужски. И это всем заметно. Не заметно только ему. Жаль. Значит, понятия о культуре, когда-то царившие при мэтрах Петрове, Залогине, Живых, Белонучкине, Ситко, Донском, уходят в небытие. И некому подхватить это гордое знамя?

Со слов Зобнева записано верно. Наталья Севец-Ермолина